Римское частное право

ОСНОВЫ РИМСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

Предмет, источники римского частного права

Понятие римского частного права. Термином “римское право” обозначается
право античного Рима, право Римского государства рабовладельческой
формации. Предметом изучения римского права являются важнейшие институты
имущественного права (а в связи с ними также семейного права) периода так
называемого принципата (первые три века н.э. – период классического
римского права), а также периода абсолютной монархии (с конца III в. до
середины VI в. н.э. включительно). “Частное право” (jus privatum) является
единым термином для совокупности цивильного права (jus civile), права
народов (jus gentium) и права преторского.

Основные системы римского частного права: jus civile и jus gentium. Их
взаимное влияние, сближение и слияние. Термином jus civile в римском праве
обозначается исконное национальное древнеримское право, распространяющее
своё действие исключительно на римских граждан – квиритов; поэтому оно
именуется также квиритским правом. В этом смысле jus civile
противопоставляется jus gentium – “праву народов”, – действие которого
распространялось на всё римское население (включая так называемых
перегринов). Поскольку jus gentium регулировало имущественные отношения,
возникавшие и между перегринами, и между римскими гражданами, и между теми
и другими, оно представляло собой разновидность римского гражданского
права. Надо полагать, что тем же термином jus gentium обозначали и
представлявшуюся более широкой философскую категорию – право общее для всех
народов; полагая, что сюда входят правила, подсказываемые самой природой
человека, для обозначения этой категории употребляли также выражение jus
naturale – “естественное право”.
В республиканский период римской истории римское частное право развивалось
в виде параллельных систем jus civile и jus gentium. С течением времени jus
civile и jus gentium стали сближаться. При практическом применении обе
системы находились в постоянном взаимодействии; наблюдалось взаимное
влияние одной системы на другую. Более значительным было влияние jus
gentium на jus cuvile ввиду того, что первой системе, впитывавшей в себя
нормы более развитых народностей, не был в такой степени свойствен
формализм, характерный для исконного цивильного права, и она больше
отвечала потребностям хозяйственной жизни страны. Имело место и обратное
влияние: некоторые нормы цивильного права проникали в систему jus gentium
(например, по законам XII таблиц нормы о краже не распространялись на
перегринов; в практике эти нормы стали применяться и к перегринам). При
Юстиниане (середина VI в. н.э.) jus civile и jus gentium составили единую
систему права, в которой преобладало jus gentium как право более развитое.

Право цивильное и право преторское, процесс из взаимодействия. Эдикты
римских магистратов. Термин “эдикт” происходит от слова dico (говорю), и в
соответствии с этим первоначально обозначал устное объявление магистрата по
тому или иному вопросу. Особенно важное значение имели эдикты преторов и
правителей провинций, а также курульных эдилов, ведавших гражданской
юрисдикцией по торговым делам. С течением времени эдикт получил специальное
значение программного объявления, какое по установившейся практике делали
(уже в письменной форме) республиканские магистры при вступлении в
должность. Формально эдикт был обязателен только для того магистрата,
которым он был издан, и только на тот год, в течение которого магистрат
находился у власти. Однако фактически наиболее удачные пункты эдикта
повторялись в эдикте вновь избранного магистрата и приобретали устойчивое
значение.
Ни претор, ни другие магистраты не были компетентны отменять или изменять
законы, издавать новые законы и т.п. Однако в качестве руководителя
судебной деятельности претор мог придать норме цивильного права
практическое значение или, наоборот, лишить силы то или иное положение
цивильного права. Источник и объяснение этого противоречивого положения
надо искать в особенностях римского государственного права: закон не может
исходить от магистрата, закон выражает волю народа; магистрат же в силу
принадлежащей ему особой власти, именуемой imperium, руководит
деятельностью суда и в этом порядке дает судебную защиту новым общественным
отношениям, нуждавшимся в защите и заслуживавшим её. Таким образом,
преторский эдикт, не отменяя формально норм цивильного права, указывал пути
для признания новых отношений и этим становился формой правообразования.
Юрист Марциан называет преторское право живым голосом цивильного права
именно в том смысле, что преторский эдикт быстро откликался на новые
запросы жизни и их удовлетворял. В результате такой правотворческой
деятельности преторов, курульных эдилов, правителей провинций сложилась
наряду с jus civile, исконным гражданским правом, новая система норм,
получившая название jus honorarium (от слова honores, почетные должности,
т.е. право магистратское) или jus praetorium – преторское право, так как
наибольшее значение в этой правотворческой деятельности имел именно
преторский эдикт. Нормы преторского права получали значение обычного права
и воспринимались цивильным правом. Однако правотворчество претора и других
судебных магистратов не могло сохранить своего былого значения по мере
того, как усиливалась власть императоров. К тому же основные категории
исков, необходимые для практики, уже были установлены. С II в. н.э., когда
юрист Юлиан по поручению императора Адриана кодифицировал отдельные
постановления, содержащиеся в преторских эдиктах, и выработал edictum
perpetuum (постоянный эдикт), правотворческая деятельность преторов и
других магистратов прекратилась.

Деятельность юристов, её формы, и значение римской юриспруденции для
формирования и развития права. В произведениях Цицерона формы деятельности
римских юристов характеризуются терминами respondere, cavere, agere, а
также scribere. Respondere – консультационная работа; cavere – ограждение
интересов данного гражданина при совершении сделки; scribere – написание
формуляра договора и других деловых документов; agere – руководство
процессуальными действиями сторон (не ведение дела в качестве адвоката).
Юристами в древнейшую эпоху были жрецы (понтифы), толковавшие закон.
Позднее юриспруденция перестала составлять монополию и тайну жрецов и
оказалась доступной и светским лицам. Юристы занимали высокое служебное
положение. Придавая своими толкованиями закона определенный смысл отдельным
нормам, юристы в своей практике фактически создавали нормы, приобретавшие
затем авторитетность, граничившую с обязательностью. Правотоворческий
характер деятельности юристов получил в эпоху принципата (первые три века
н.э.) и формальное признание. Заключения юристов, наделенных особым правом
давать официальные консультации, приобретали на практике обязательное
значение для судьи. Римские юристы строили свои юридические конструкции в
соответствии с конкретными запросами жизни.

Упадок римской юриспруденции. Закон о цитировании. Существует твердо
укоренившийся традиционный взгляд, что с переходом к абсолютной монархии
развитие римской юриспруденции утрачивает творческий характер. Новейшие
исследования дают основания для более осторожного суждения о состоянии
юридической литературы с конца III в. и до V в. Несомненно, однако, что
начиная с IV в. имели место серьезный упадок деятельности юристов и
снижение её творческого характера. Юристов используют уже не в качестве
творцов права, а на должностях императорских чиновников. Показателем упадка
является закон первой половины V в. о цитировании юристов: вместо
творческого решения возникающих вопросов теперь применяют механические
ссылки на выдающихся юристов, мнения которых признаны обязательными (Гай,
Папиниан, Павел, Ульриан и Модестин, а также те юристы, на которых
ссылались эти пять юристов).

Кодификация Юстиниана: причины и процесс кодификации. Институция. Дигесты.
Кодекс Юстиниана. Новеллы. Изобилие и разнохарактерность нормативного
материала предопределили в императорский период потребность в объединении и
систематизации накопившегося материала. Попытки кодификации предпринимались
с начала II века н.э., однако наибольшее значение имеет работа, проведенная
в первой половине VI в. при Юстиниане. Явно устаревшие нормы должны были
быть отменены, а право обновлено. Юстиниан поставил перед собой задачу
собрать как императорские законы (leges), так и сочинения классиков (jus).
Для выполнения кодификации назначались особые комиссии. В 553 году был
обнародован элементарный учебник римского права – Институции, получивший
силу закона. Институции Юстиниана состояли из четырех книг, разделенных на
титулы; в основу их содержания были положены Институции Гая. Параллельно
Юстиниан разрешил в законодательном порядке ряд наиболее спорных вопросов
гражданского права (“50 решений”). В 533 году комиссией по кодификации jus
был составлен и обнародован сборник извлечений из сочинений классических
юристов под названием Digesta (собранное) или Pandectae (всё вмещающее).
Этот сборник, получивший обязательную силу, состоял из 50 книг, разделенных
на титулы и фрагменты. Кодекс Юстиниана в первом издании был составлен
специальной комиссией уже к 529 году, однако до нас не дошел. После
окончания кодификации Юстинианом был издан ряд законов, которые известны
под названием Новелл (т.е. новых законов). Новеллы объединены в сборник уже
не Юстинианом, а позднее. В средние века Институции, Дигесты, Кодекс и
Новеллы в совокупности получили название Corpus juris civilis (Свод
гражданского права).

Учение об иске

Общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах.
Гражданский процесс республиканского Рима носил название легисакционного
(per legis actiones). Стороны являлись в первой стадии (in jure) к
судебному магистрату и здесь выполняли требуемые по ритуалу обряды и
произносили установленные фразы, в которых истец выражал свою претензию, а
ответчик – свои возражения. Совокупность этих обрядов и фраз и носила
название legis actio.
С течением времени сначала перегринский претор, а затем и городской претор
стали практиковать упрощенный порядок заявления претензий истца и
возражений ответчика с вручением истцу записки, адресованной судье. В
записке указывались предположения или условия, при наличии которых судье
предписывалось удовлетворить иск, а при отсутствии этих условий – отказать
в иске. Эта записка называлась формулой. Отсюда новый процесс,
установленный в конце концов законами Августа вместо легисакционного,
получил название формулярного (производство per legis было заменено
производством per formulas).
Наряду с нормальным гражданским процессом, делившимся на две стадии – jus и
judicium, стали встречаться случаи, когда спорные дела граждан разбирались
магистратом без передачи решения дела присяжному судье. Такой чрезвычайный
(extra ordinem) порядок рассмотрения понемногу начал применяться и по таким
делам, где раньше давалась формула. К концу III века н.э., т.е. при
переходе к абсолютной монархии, экстраординарный процесс совершенно
вытеснил собой формулярный процесс. В экстраординарном процессе судебные
функции осуществляются административными органами: в Риме и Константинополе
– начальником городской полиции, в провинциях – правителем провинции, а по
менее важным делам – муниципальными магистратами. Нередко императоры
принимали судебные дела и к своему личному рассмотрению. Рассмотрение дел
утратило публичный характер. Если истец не являлся к слушанию дела, оно
прекращалось; при неявке ответчика дело рассматривалось заочно. В
противоположность процессу классического периода в экстраординарном
процессе было допущено апелляционное обжалование вынесенного решения в
следующую, высшую инстанцию.

Понятие и виды исков. Важнейшими видами исков являются вещный иск (actio in
rem) и личный иск (actio in personam). Для защиты права собственности иск
дается против любого третьего лица, которое будет нарушать право данного
лица; иск в этом случае называется actio in rem. Этот термин показывает,
что отвечает по иску тот, у кого находится вещь, или вообще тот, кто
посягает на эту вещь. (По современной терминологии это называется
абсолютной защитой.) Иск, именуемый actio in personam, дается для защиты
правоотношения личного характера между двумя или несколькими определенными
лицами. (По современной терминологии это относительная защита.)
Различались иск строгого права (actio stricti juris) и иск, построенный на
принципе добросовестности (actio bonae fidei). При рассмотрении исков
строгого права судья связан буквой договора, из которого вытекает иск. При
рассмотрении исков bonae fidei положение судьи свободнее, он имеет право
принимать во внимание возражения ответчика, основанные на требованиях
справедливости, хотя бы в формулу иска и не было включено особой эксцепции.
Одним из средств для осуществления правотворчества без изменения буква
закона служила actio utilis, т.е. иск по аналогии.
Иск с фикцией (actio ficticia) давался в тех случаях, когда претор
признавал необходимым распространить предусмотренную законом защиту на
какое-то новое, не предусмотренное в законе отношение и предлагал (в
формуле) судье допустить существование некоторых фактов, которых в
действительности не было, и с помощью такой фикции подвести новое отношение
под один из существующих исков.
Различались иски штрафные и иски об удовлетворении, или о восстановлении
нарушенного состояния имущественных прав (реиперсекуторные, actiones rei
persecutoriae).
Специальную категорию составляли кондикции (condictione). Можно определить
кондикции как иски, основанные на цивильном праве, в которых не
указывалось, из какого основания они возникали (абстрактные иски).

Особые средства преторской защиты. Помимо предоставления исков, преторы,
пользуясь принадлежавшей им властью (так называемым imperium), оказывали
иногда защиту особыми средствами, своими безусловными непосредственными
распоряжениями.
Интердикты (запрещения) – распоряжения претора о немедленном прекращении
каких-то действий, нарушающих общественный порядок и интересы граждан. С
течением времени претор стал давать интердикты без проверки фактов, в виде
условного распоряжения, и тогда интердикты с процессуальной стороны стали
похожи на иски.
Восстановление в первоначальное положение (rectitutio in integrum). В
особых случаях претор позволял уничтожить наступившие юридические
последствия (например, расторгнуть заключенный договор) ввиду того, что он
признавал несправедливым применение в подобного рода случаях общих норм
права. Постановление о таком восстановлении прежнего положения или о
реституции претор выносил после предварительного выяснения обстоятельств
дела (causa cognita).
Понятие исковой давности; начало её течения, приостановление и перерыв.
Состояние неопределенности, которое создается ввиду непредъявления иска в
течение продолжительного времени после того, как возник повод для его
предъявления, создает вредную, с хозяйственной точки зрения, неуверенность,
неустойчивость отношений. Для предупреждения таких неблагоприятных
проследствий устанавливается известный максимальный срок (давностный срок),
в течение которого управомоченное лицо может требовать рассмотрения его
иска. Такой срок называется исковой давностью.
В классическом римском праве существовали законные сроки предъявления
исков. Законный срок отличается от исковой давности тем, что сам по себе
(независимо от активности или бездействия управомоченного) прекращает право
на иск; исковая давность оказывает действие ввиду бездеятельности истца.
Если отпадает повод для немедленного предъявления иска (например,
вследствие того, что ответчик подтвердил свой долг), течение давностного
срока прерывается, и начинается течение исковой давности заново; течение же
законного срока не прерывется (хотя бы управомоченное лицо получило от
должника подтверждение долга). Течение давности может также
приостанавливаться на то время, когда существуют препятствия для
предъявления иска, признаваемые правом уважительными. Только в V в. н.э. в
римском праве появилась исковая давность сроком в 30 лет. Начало течения
этого срока определяется моментом возникновения искового притязания.

Лица

Субъект права. Понятие правоспособности; содержание, утрата и ограничение.
В Риме лицом (persona), т.е. существом, способным иметь права, признавались
свободные люди. Они и являлись субъектами права. (Рабы назывались
instrumentum vocale, говорящим орудием, и были объектами права.)
Правоспособным считался всякий, кому закон разрешал обладать
собственностью, вступать в договорные отношения с другими лицами, с тем
чтобы приобретать права и за то обязываться к известным действиям. Тому,
что теперь называется правоспособностью, в Риме соответствовал термин
caput. Полная правоспособность слагалась из трех основных элементов или
состояний:
1. status libertalis – состояние свободы;
2. status civitatis – состояние гражданства;
3. status familiae – семейное состояние.
С точки зрения status libertatis, различались свободные и рабы; с точки
зрения status civitatis, – римские граждане и другие свободные лица
(латины, перегрины; с точки зрения status familiae, – самостоятельные, отцы
семейств и подвластные какого-либо отца семейства.
В целом, в Римском государстве было достигнуто формальное равенство
свободных людей в области частного права.
Ограничение правоспособности выражалось в утрате одного из статусов,
характеризовавших частную правосубъектность (status libertatis, status
civitatis, status familiae), и по своей степени могло быть наибольшим
(maxima), средним (media) или наименьшим (minima).
Наибольшая степень ограничения правового состояния наступала вследствие
утраты статуса свободы. Поскольку только свободный человек мог быть римским
гражданином и членом римской семьи, вместе со свободой римлянин лишался и
гражданства, и семейных связей. Аналогичное ограничение наступало в случаях
захвата римского гражданина во власть врагов или по крайней мере
недружественного народа (в случае последующего возвращения такого лица на
римскую территорию такое лицо восстанавливалось в правах).
Средняя степень ограничения правового состояния выражалась при сохранении
свободы в лишении статуса гражданства, а одновременно и семейного статуса,
поскольку лишь римский гражданин мог быть членом римской семьи. В таком
случае человек переставал быть субъектом цивильного права, оказываясь в
положении перегрина. Подобная степень ограничения правоспособности
применялась в виде наказания, причем имущество подвергнутого этому
наказанию переходило к казне.
Наименьшая степень ограничения правового состояния сопровождалась
изменением лишь семейного положения. Так бывало в случаях, когда
самостоятельное лицо становилось подвластным.
Прочие виды ограничения правоспособности были связаны с:
— отказом лица, засвидетельствовавшего заключение договора, подтвердить
его на суде;
— увольнением из армии с позором;
— заключением второго брака при нерасторгнутом первом;
— проигрышем судебного процесса, связанного с обвинением в
недобросовестности;
— занятием безнравственными промыслами (проституцией, сводничеством).

Правовое положение римских граждан. Римское гражданство приобреталось
прежде всего путем рождения (в законном браке) от римских граждан, затем –
путем отпущения на свободу из рабства, а также посредством дарования
римского гражданства иностранцу. Римские граждане не только обладали
наиболее полной частноимущественной правосубъектностью, но и занимали
привилегированное положение в публично-правовой сфере. Так, только из
римских граждан комплектовалась регулярная армия. Римские граждане могли
участвовать в народных собраниях и имели там право голоса, им принадлежало
право занимать выборные должности магистратов.
Правоспособность римского гражданина в области частного права слагалась из
двух основных элементов: jus connubii, т.е. права вступать в законный брак,
при котором дети получали права римского гражданства, а отцу принадлежала
власть над детьми, и jus commercii – права торговать, совершать сделки, а
следовательно, приобретать и отчуждать имущество.

Понятие дееспособности. Лица дееспособные и частично дееспособные. Опека и
попечительство. В современном праве различают правоспособность и
дееспособность (т.е. способность совершать действия с соответствующими
юридическими последствиями). Римское право не знало соответствующих
категорий, однако и в Риме не за каждым лицом признавалась способность
совершать действия с юридическими последствиями. Дееспособность зависит
прежде всего от возраста. В римском праве различались дети до 7 лет
(infantes) – вполне недееспособные – и мальчики от 7 до 14 лет и девочки от
7 до 12 лет (impuberes) – частично дееспособные. Impuberes признавались
способными самостоятельно совершать такие сделки, которые ведут к одному
лишь приобретению для несовершеннолетнего. Для совершения действий, которые
могут привести к прекращению права несовершеннолетнего или к установлению
его обязанности, требовалось разрешение опекуна, которое должно было
даваться непременно при самом совершении сделки. Опекуном был обычно
ближайший родственник по указанию отца несовершеннолетнего, сделанному в
завещании, или по назначению магистрата. В настоящее время критерием
разграничения опеки и попечительства служит объём подлежащей восполнению
дееспособности: над полностью недееспособными учреждается опека, над
частично дееспособными – попечительство.В основу разграничения опеки и
попечительства в римском праве скорее всего закладывали возрастные
признаки. Опека назначалась над несовершеннолетними, а также над женщинами
независимо от возраста; попечительство же устанавливалось в отношении
совершеннолетних, не достигших 25 лет, а также в отношении душевнобольных.
В дееспособности ограничивались также расточители.

Правовое положение рабов. Пекулий. Правовое положение рабов определялось
тем, что раб – не субъект права; он – одна из категорий наиболее
необходимых в хозяйстве вещей. Власть рабовладельца над рабом беспредельна;
господин может раба продать и даже убить. Раб не может вступать в брак,
признаваемый законом; союз раба и рабыни – отношение чисто фактическое.
Имущество, выделяемое из общего имущества рабовладельца в управление раба,
называлось “пекулий” (вероятно, от слова pecus – скот). За совершаемыми
рабом сделками признавалась юридическая сила. Рабы, имеющие пекулий,
признавались способными обязываться, но приобретать права для себя не
могли; все их приобретения автоматически поступали в имущество господина.
Раб мог приобрести право требования, но без права на иск. Реализация права
на иск была возможна только в случае отпущения раба на свободу. Претором
был также введен ряд исков, которые давались как дополнительные (к
неснабженному иском обязательству самого раба) против рабовладельца. Факты
выделения имущества в самостоятельное управление раба с развитием
хозяйственной жизни стали расценивать как согласие домовладыки нести в
пределах пекулия ответственность по обязательствам, которые принимались
рабом в связи с пекулием.

Зарождение юридических лиц, их правовое положение. Римские юристы не
разработали понятия юридического лица как особого субъекта,
противопоставляемого лицу физическому. В древнереспубликанском праве еще не
было имущества корпорации, это была общая собственность членов корпорации,
но только неделимая, пока существовала корпорация. В случае прекращения
корпорации имущество делилось между последним составом ее членов.
Корпорация, как таковая, не могла выступать и в гражданском процессе.
Вместе с тем римские юристы отмечали тот факт, что в некоторых случаях
права и обязанности принадлежат не отдельным лицам и не простым группам
физических лиц (как это имеет место при договоре товарищества), а целой
организации, имеющей самостоятельное существование, независимо от
составляющих её физических лиц. Организации сравнивались с человеком, лицом
физическим; юристы говорили, что организация действует personae vice
(вместо лица, в качестве лица), privatorum loco (вместо отдельных лиц, на
положении отдельных лиц).
Допускалась почти полная свобода образования коллегий, ассоциаций и т.п.
Члены подобных объединений были вольны принять для своей деятельности любое
положение (устав), лишь бы в нем не было ничего нарушающего публичные
законы. С переходом к монархии свободное образование коллегий стало
возбуждать подозрение со стороны принцепсов оказалось политически
неприемлемым. Создание корпораций (кроме религиозных и некоторых
привелегированных) допускалось только с разрешения сената и санкции
императора. Прекращалось юридическое лицо с достижением цели его
деятельности, распадением личного состава, а также если деятельность
организации принимала противозаконный характер.

Семейные правоотношения

Семья. Агнатское и когнатское родство. Термином familia обозначались
первоначально рабы в данном хозяйстве, а потом все относящиеся к составу
домашнего хозяйства: и имущество, и рабочая сила. Глава семьи и властелин
древнейшей семьи – домовладыка, единственный полноправный гражданин, квирит
(вероятно, от греческого kueros – власть). Домовладыка первоначально имел
одинаковую власть (manus) над женой, детьми, рабами, вещами; всех их он мог
истребовать с помощью одинакового (так называемого виндикационного) иска.
Постепенно эта власть дифференцировалась и получила разные наименования:
manus mariti (над женой), patria potestas (над детьми) и т.д.
Подчинением власти одного и того же paterfamilias определялось
первоначальное, агнатское родство. Дочь, выходившая замуж и поступавшая под
власть нового домовладыки, переставала быть агнатской родственницей своего
отца, братьев и т.д. Постепенно власть домовладыки стала принимать более
определенные границы; одновременно личность подвластных стала получать
признание в частном праве. По мере развития хозяйства и ослабления
патриархальных устоев получало всё большее значение родство по крови,
когнатское родство, в конце концов полностью вытеснившее агнатское родство.
В когнатском родстве следует различать линии и степени. Линии бывают двух
видов:
— прямая, связывающая лиц, происходящих одно от другого. Прямая линия
может быть восходящей или нисходящей в зависимости от того, проводится
она от потомства к предку либо от предка к потомству;
— боковая, объединяющая лиц, имеющих общего предка.
Степень родства исчисляется количеством рождений, на которое сопоставляемые
лица отстоят одно от другого; отсчет рождений ведется по прямой линии –
непосредственно между этими лицами, а по боковой – от общего предка.

Брак cum manu и sine manu. В доюстиниановом праве различали брак cum manu,
т.е. брак с мужней властью, в силу которой жена поступала под власть мужа
(или его домовладыки, если, муж сам был подвластным лицом), и брак sine
manu, при котором жена оставалась подвластной прежнему домовладыке либо
была самостоятельным лицом. При браке cum manu жена поступала под власть
мужа на одинаковых основаниях с его детьми. Первоначально власть мужа была
неограниченной, но постепенно она была введена в известные рамки (например,
отпало право убить жену). Брак sine manu по внешности был схож с
сожительством, но отличался от него намерением основать семью, иметь и
воспитывать детей. При браке sine manu жена остается под властью своего
отца, т.е. в составе прежней семьи, а если до брака жена была
самостоятельна, она сохраняла самостоятельность и по вступлении в брак. Тем
не менее главенство мужа сказывалось и при браке sine manu (жена получала
имя и сословное положение мужа, местожительство мужа было обязательным и
для жены).

Имущественные отношения супругов. При браке cum manu всё имущество жены
поступало в полную собственность мужа, сливаясь нераздельно с имуществом,
принадлежавшим ему до брака. В случае прекращения брака имущество,
принесенное женой, не возвращалось ей; она получала лишь известную долю в
порядке наследования в случае смерти мужа. При браке sine manu имущество
супругов оставалось раздельным. Даже простое управление имуществом жены
принадлежало мужу при браке sine manu только тогда, когда жена сама
передаст ему имущество для этой цели; в таком случае отношения между
супругами определялись на основаниях договора поручения. Приобретения жены
во время состояния в браке sine manu также поступали в её имущество.

Институт приданого. Термином “приданое” обозначаются вещи или иные части
имущества, предоставляемые мужу женой, её домовладыкой или третьим лицом
для облегчения материальных затруднений семейной жизни. В
древнереспубликанский период, когда браки почти всегда были cum manu,
специальной регламентации правового положения приданого не было. Когда
вошли в практику браки sine manu, для приданого был установлен особый
правовой режим. Муж принимал на себя устное обязательство возвратить
приданое в случае прекращения брака. При отстутствии такого соглашения
приданое юридически оставалось в имуществе мужа навсегда, но муж обычно
считал себя обязанным оставлять его по наследству в пользу жены. В случае
развода претор стал давать жене иск о частичном возврате приданого в
качестве штрафа за необоснованный развод. В классический период (первые три
века н.э.) в случае прекращения брака приданое подлежало возврату. В
императорский период сложился обычай, по которому муж, получая приданое, со
своей стороны делал соответствующий вклад в семейное имущество в форме
дарения в пользу жены. Во время брака это дарение оставалось в распоряжении
мужа, но в случае расторжения брака по вине мужа оно переходило к жене.

Прекращение брака. Брачный союз прекращался:
— смертью одного из супругов;
— утратой свободы одним из супругов;
— разводом.
Развод в классическую пору был свободным и допускался как по обоюдному
согласию супругов, так и по одностороннему заявлению отказа от брачной
жизни. В период абсолютной монархии были установлены существенные
ограничения развода. Юстинианом развод по обоюдному согласию был запрещен.
Односторонние заявления о разводе были допущены в случае, если другой
супруг нарушил верность, покушался на жизнь первого супруга или допустил
какое-то другое виновное действие. Допускался развод по уважительной
причине (неспособность к половой жизни, желание поступить в монастырь, и
т.д.). Односторонний развод без уважительной причины сопровождался
наложением штрафа, но брак всё же считался прекращенным.

Конкубинат. От брака отличался конкубинат, дозволенное законом постоянное
(а не случайное) сожительство мужчины и женщины, не отвечающее требованиям
законного брака. Конкубина не разделяла социального состояния мужа, дети от
конкубины не подлежали отцовской власти. Несмотря на моногамный характер
римской семьи, для мужчины в республиканскую пору считалось допустимым
наряду с matrimonium с одной женщиной состоять в конкубинате с другой
(напротив, всякое сожительство женщины с другим мужчиной, кроме мужа,
давало право мужу убить жену).

Отцовская власть. Правовое положение детей. Самостоятельным лицом был
только отец; сыновья и дочери были лицами чужого права. Подвластный сын
имеет и libertas, и ivitas; в области публичного права он стоит наряду с
отцом, может занимать публичные должности (только не может быть сенатором),
но в семье он всецело подчинен отцовской власти, притом независимо от
возраста, и даже когда он уже состоит в браке и, быть может, имеет своих
детей. Отцовская власть возникает с рождением ребенка от данных родителей в
законном браке, а также путем узаконения или усыновления. Отцовская власть
могла быть установлена путем узаконения детей от конкубины. Усыновление
устанавливало отцовскую власть над посторонним лицом.
Личные права и обязанности родителей и детей коренным образом были различны
на разных этапах римской истории. В древнейшее время отец имел право жизни
и смерти, право продажи детей и т.п. С течением времени эта власть
смягчалась и в конце концов свелась к праву применять домашние меры
наказания детей, к обязанности детей оказывать уважение родителям и т.п.;
родители и дети взаимно были обязаны в случае необходимости предоставлять
друг другу алименты.

Пекулий и его виды. Пекулий – имущество, предоставляемое подвластному
только в управление и пользование; собственником пекулия остается
домовладыка. В случае смерти пекулий не переходит по наследству, а просто
возвращается в непосредственное обладание отца. Наоборот, в случае смерти
домовладыки пекулий переходит к его наследникам наряду со всем остальным
его имуществом. Если подвластный сын освобождается от отцовской власти, и
отец при этом не потребовал возврата пекулия, пекулий остается подаренным
сыну.
С течением времени наряду с пекулием, поступившим от отца (peculium
profecticium), появились другие виды пекулия. Военный пекулий (peculium
castrense), т.е. имущество, которое сын приобретает на военной службе или в
связи с ней, принадлежал подвластному на праве собственности, но если он
умирал, не оставив завещания относительно военного пекулия, это имущество
поступало к домовладыке на тех же основаниях, как и обыкновенный пекулий. С
начала IV в. н.э. юридическое положение военного пекулия было
распространено на всякого рода приобретения сына, сделанные на
государственной, придворной, духовной службе, а также на службе в качестве
адвоката. При Юстиниане всё, приобретенное подвластными не на средства
отца, было признано принадлежащим подвластным.

Прекращение отцовской власти. Эманципация. Отцовская власть прекращается:
— смертью домовладыки;
— смертью подвластного;
— утратой свободы или гражданства домовладыкой или подвластным;
— лишением домовладыки прав отцовской власти;
— приобретением подвластным некоторых почетных званий.
Отцовская власть прекращалась также эманципацией подвластного, т.е.
освобождением из-под власти по воле домовладыки и с согласия самого
подвластного. В праве юстинианового времени эманципация совершалась:
— получением императорского рескрипта, заносившегося в протокол суда;
— заявлением домовладыки, также заносившимся в судебный протокол;
— фактическим предоставлением в течение продолжительного времени
самостоятельного положения подвластному.

Право собственности

Понятие права собственности. Содержание права собственности. Для
обозначения права собственности в Риме пользовались термином dominium, а
примерно с конца республиканского периода – также proprietas. Право
собственности является наиболее обширным по объему правом на вещь. Главное
качество права собственности: соединение абсолютного господства лица над
вещью с правом распоряжения ею, правом определять её судьбу (продать,
обменять, заложить, уничтожить). Основными правомочиями собственника были:
— jus utendi – право пользования вещью;
— jus fruendi – право извлечения плодов естественных и цивильных
(дохода);
— jus abutendi – право распоряжения судьбой вещи;
— jus posidendi – право владеть вещью;
— jus vindicandi – право истребовать вещь из рук каждого её фактического
обладателя, безразлично – владельца или держателя.

Владение. Владение и право собственности. Владение и держание. Владение в
смысле фактического обладания вещами является тем отношением, на почве
которого складывался институт права собственности. В развитом римском праве
“владение” и “право собственности” – различные категории, которые могли
совпадать в одном и том же лице, но могли принадлежать и разным лицам.
Владение представляло собой именно фактическое обладание, однако связанное
с юридическими последствиями, прежде всего снабженное юридической защитой.
Проводилось различие между владением в точном смысле (possessio civilis) и
простым держанием (detentio или possessio naturalis).
Владение можно определить как фактическое обладание лица вещью (объективный
элемент), соединенное с намерением относиться к вещи как к своей, т.е.
обладать независимо от воли другого лица, самостоятельно (субъективный
элемент) и снабженное исковой защитой; держание же – как фактическое
обладание вещью без такого намерения (обладание на основе договора с другим
лицом, вообще несамостоятельное, а также и обладание ненамеренное,
бессознательное и т.д.). Владельцы защищались от всяких незаконных
посягательств на вещь непосредственно сами, арендатор как держатель от
чужого имени мог получить защиту только через посредство собственника, от
которого получена вещь.

Виды владения. Владельцем вещи нормально является её собственник, так как
нормально вещи находятся в обладании тех, кому они принадлежат. Собственник
имеет право владеть вещью, в этом смысле он является законным владельцем.
Владельцы, фактически обладающие вещью с намерением относиться к ней как к
собственной, но не имеющие права ею владеть, признаются незаконными.
Незаконное владение может быть двух видов: незаконное добросовестное
(владелец не знает и не должен знать о незаконности владения) и назаконное
недобросовестное владение (владелец знает и должен знать о незаконности
владения).
Существовали также случаи так называемого производного владения. К числу
производных владельцев относится, например, лицо, которому вещь заложена,
или лицо, которому вещь передана на сохранение впредь до разрешения в
судебном порядке спора о её принадлежности.

Установление и прекращение владения. Владение устанавливается для данного
лица с того момента, когда у него соединились и телесный момент, и
владельческая воля в смысле намерения относиться к вещи как к своей. Для
установления намерения, с которым данное лицо обладает вещью, необходимо
выяснить правовое основание, которое привело к обладанию лица данной вещью.
Одно лицо получило вещь путем покупки, сопровождавшейся передачей вещи
продавцом, другое – получило такую же вещь по договору найма во временное
пользование. Осуществляя свое пользование, оба они совершают, быть может,
одинаковые действия, но для первого лица эти действия являются показателем
владельческой воли, а для второго – они лишь выражение его зависимого
держания. Изменить основание владения можно было путем совершения
соответствующих договоров. Владение могло быть также приобретено через
представителя; представитель должен был иметь полномочие приобрести
владение для другого лица и намерение приобрести вещь не для себя, а для
представляемого.
Владение утрачивалось с утратой одного из двух необходимых элементов, а
именно, как только вещь выходила из обладания лица, или лицо выражало
желание прекратить владение (отчуждало вещь). Владение прекращалось в
случае гибели вещи или превращения её во внеоборотную вещь. Если владение
осуществлялось через представителя, то оно прекращалось, помимо воли
владельца, в том случае, если прекратилась возможность обладания вещью и в
лице представителя, и в лице представляемого.

Преторские интердикты. Защита добросовестного владельца. В отличие от
держания владение пользовалось самостоятельной владельческой защитой. Для
того, чтобы получить защиту владения, необходимо установить факт владения и
факт его нарушения. Во владельческом процессе доказывались только факты, а
вопрос о том, кому принадлежит право на владение данной вещью, оставался в
стороне; если вещь присуждалась не тому, кто имел на неё право, то этот
последний мог затем предъявить свой собственнический иск. Если ему
удавалось доказать свое право собственности (а не только факт владения), он
мог истребовать вещь от фактического владельца. Владение защищалось не
исками, а интердиктами (распоряжениями претора о немедленном прекращении
каких-то действий, нарушающих общественный порядок и интересы граждан).
Владельческие интердикты давались или для того, чтобы защитить от
самовольных посягательств на вещь владельца, еще не утратившего владения,
т.е. чтобы удержать за ним владение, или чтобы вернуть утраченное владение.
Известны интердикты для защиты владения недвижимостью и для защиты владения
движимой вещью. Добросовестный владелец имел также еще одно специальное
средство защиты – actio in rem Republicana. Этот иск давался лицу, владение
которого отвечало всем требованиям, необходимым для приобретения вещи по
давности, за исключением лишь истечения давностного срока (подобную защиту
добросовестный владелец получал только против недобросовестных владельцев,
но не против собственника или такого же, как и истец, добросовестного
владельца).

Древнейшее деление вещей на res mancipi и res nec mancipi. Другие виды
вещей. В развитии римского права особенно большое значение имело право
собственности на землю. Земли вокруг Рима, а затем – вообще италийские,
равно как рабы и скот, служившие для обработки земли, были наиболее ценными
в хозяйстве римского крестьянина и носили наименование res mancipi (manus –
рука, capio – беру). Другие вещи назывались res nec mancipi. Практическое
значение этого деления состояло в том, что приобретение права собственности
на вещь, принадлежащую к числу res mancipi, не могло происходить путем
неформальной передачи такой вещи собственником другому лицу; для этой цели
требовалось совершение либо манципации (торжественного обряда), либо in
jure cessio, т.е. посредством мнимого судебного спора. Манципируемые вещи
могли принадлежать только квиритам. Ко времени абсолютной монархии различие
res mancipi и res nec mancipi отпало.
Не всякая вещь могла быть предметом права частной собственности (текущая
вода, атмосфера); наряду с этим не всякая вещь, принадлежащая лицу на праве
частной собственности, могла быть предметом распоряжения или предметом
оборота (яды, запрещенные книги). Подобные вещи охватывались одним общим
названием res extra commercium (в противоположность остальным вещам,
называемым res in commercio). Также к изъятым из оборота относились вещи,
предназначенные служить религиозным культам, и священные вещи,
государственные вещи, в том числе и такие, на которые было установлено
общественное пользование.

Различные виды классификации вещей. Вещи могли делиться на:
|I.|Телесные | |
| |Бестелесные | |
|II|Манципируемые |Италийская земля, рабы и крупный скот |
|. | | |
| |Неманципируемые | |
|II|Находящиеся в обороте|Могут принадлежать всякому |
|I.| | |
| |Изъятые из оборота |Принадлежат в основном государству |
|IV|Движимые |Скот, рабы |
|. | | |
| |Недвижимые |То, что либо нельзя передвинуть, либо |
| | |можно, но лишь с потерей свойств |
|V.|Определенные родовыми|Можно измерить, взвесить, пересчитать |
| |признаками | |
| |Индивидуально-определ|Единственные в своем роде или резко |
| |енные |отличающиеся от всех других |
|VI|Потребляемые |Хлеб, прочие продукты питания, деньги |
|. | | |
| |Непотребляемые |Земля, строения |
|VI|Делимые |Можно разделить без утраты качеств |
|I.| | |
| |Неделимые |При разделе качества теряются |
|VI|Простые |Созданы из единого материала (в т.ч. |
|II| |рабы) |
|. | | |
| |Сложные |Искуственно сложенные (здания, корабли) |
| | |Состоящие или образованные из |
| | |самостоятельных вещей (стадо скота) |
|IX|Главные | |
|. | | |
| |Побочные |Части вещи, т.е. вещи, не существовавшие |
| | |ранее и “следующие судьбе главной вещи” |
| | |Принадлежности, т.е. вещи, связанные с |
| | |главной вещью экономически; без них |
| | |главная вещь не завершена (замок и ключ) |
| | |Плоды естественные (в силу природных |
| | |качеств) и цивильные (результат |
| | |циркулирования денег) |

Виды собственности. Причины возникновения различных видов права
собственности. Термин dominum, обозначавший право собственности в Риме,
обычно дополнялся словами ex jure Quiritum, т.е. по праву квиритов, римских
граждан. Квиритская собственность была древнейшим видом собственности. Она
основывалась на нормах цивильного права и не облагалась налогом. Её
субъектами могли быть только римские граждане, в качестве материальных
объектов выступали манципируемые вещи, а единственно возможным способом её
приобретения была манципация. Соответственно, право квиритской
собственности было недоступно перегринам и не распространялось на
провинциальные земли.
В случае, когда лицо, приобретшее вещь без соблюдения требуемых
формальностей, получало всестороннюю поддержку со стороны претора,
приобретатель вещи хотя и не становился собственником, но вещь прочно
закреплялась в его имуществе, in bonis; отсюда пошло обозначение данного
отношения термином “бонитарная” или “преторская” собственность. Субъектом
этого вида собственности мог быть кто угодно, а объектом могли быть и
неманципируемые вещи. Преторская защита подобных имущественных приобретений
опиралась на фикцию.
Параллельно с развитием бонитарной собственности создался особый институт –
право собственности перегринов и право собственности на земли в провинции,
присоединенные к римскому государству в ходе войн (провинциальная
собственность). Владельцы этих земель облагались налогом, а правовые
отношения регулировались перегринским, а не цивильным правом. Постепенно
разница между квиритской и бонитарной собственностью сглаживалась, равно
как утрачивало значение деление вещей на res mancipi и res nec mancipi. В
результате в эпоху Юстиниана установилось единое право частной
собственности.
Способы приобретения права собственности. Факты, с наступлением которых
лицо приобретает право собственности, называются способами приобретения
права собственности. Юридические факты (в особенности сделки), которые
служат основанием для приобретения права собственности, называются титулом
приобретения. Способы приобретения права собственности делятся на
первоначальные и производные. Первоначальным называется такой способ
приобретения, при котором право приобретателя устанавливается независимо от
предыдущего права на данную вещь (захват бесхозяйных вещей, приобретение по
давности владения). При производном способе приобретения право
приобретателя основывается на праве предшествующего собственника, выводится
из его права.
Права собственника приобретались посредством:
— манципации;
— традиции (traditio: передача одним лицом другому фактического владения
вещью с целью передачи права собственности);
— завладения, оккупации;
— приобретательной давности (по Уложению Юстиниана срок давности для
движимых вещей был 3 года, для недвижимых – 10 или 20 лет);
— спецификации или переработки (создание из чужих материалов вещи для
себя).

Защита права собственности. Иски. Ответственность добросовестного и
недобросовестного владельцев перед собственником. Основное средство защиты
права собственности – виндикационный иск. Он предъявлялся собственнику для
истребования вещи, владение которой им утрачено. Сторонами в виндикационном
процессе являлись: в качестве истца – собственник, не имеющий фактического
владения вещью; в качестве ответчика – фактический обладатель вещи, как
держатель, так и добросовестный или недобросовестный владелец. Предметом
иска являлась вещь со всеми плодами и приращениями. Виндикационный иск
предполагал доказательство истцом своего права собственности.
Ответственность добросовестного и недобросовестного владельцев была
неодинакова. Добросовестный владелец отвечал за состояние вещи со времени
предъявления иска, при этом он не возмещал собственнику потребленных или
отчужденных плодов за время до предъявления иска, а возвращал лишь наличные
плоды. Недобросовестный владелец отвечал за происшедшую еще до предъявления
иска гибель вещи, если с его стороны была допущена хотя бы легкая
небрежность; за гибель вещи после предъявления иска он отвечал независимо
от какой бы то ни было в том вины с его стороны. Он был обязан возместить
собственнику стоимость плодов от вещи, не только фактически им полученных,
но и тех, которые он мог бы получить при надлежащей заботливости, а за
время после предъявления иска – даже таких плодов, которые он сам и не мог
бы получить, если только для собственника получение этих плодов было бы
возможно.
Другими видами исков для защиты права собственности были негаторный иск
(когда собственник не терял владения вещью, но встречал какие-либо
стеснения и помехи со стороны другого лица) и прогибиторный иск (когда
собственник продолжал владеть своей вещью, но созданные условия не
позволяли ему этой вещью пользоваться).

Права на чужие вещи

Сервитуты: понятие, виды, содержание сервитутов. Приобретение и утрата.
Защита сервитутного права. Самой важной категорией прав на чужую вещь
являлись так называемые сервитутные права. Сервитут можно определить как
вещное право пользоваться чужой вещью в том или ином отношении. Сервитуты
возникли на почве соседских поземельных отношений и носили вещный характер
(предметом сервитутного права являлся сам земельный участок, а не действие
определенного лица). Позднее появилась другая категория сервитутных прав –
на любое имущество и в пользу любого лица, не обязательно соседа. Отсюда
деление сервитутов на две категории: предиальные (земельные) и личные. Это
различие проводилось по субъекту права: личный сервитут принадлежал
определенному лицу персонально; предиальный сервитут принадлежал лицу как
собственнику господствующего земельного участка, и смена собственника этого
участка автоматически вызывала и смену субъекта предиального сервитута.
Среди предиальных сервитутов различались сельские и городские (в
зависимости от характера господствующего участка). Важнейшим личным
сервитутом был узуфрукт – право пользования чужой вещью и получения от неё
плодов с сохранением в целости субстанции (сущности вещи); другим личным
сервитутом был usus, т.е. право пользоваться вещью, но без права
пользования её плодами (свыше пределов личных потребностей).
Сервитут мог быть установлен:
— по воле собственника служащей вещи (или односторонним актом, или
договором);
— судебным решением;
— в силу закона;
— по давности.
Сервитут утрачивался:
— с гибелью вещи, пользование которой служило предметом сервитута. К
физической гибели приравнивалась юридическая (превращение вещи во
внеоборотную);
— со смертью его субъекта;
— при соединении с правом собственности на ту же вещь;
— вследствие отказа от него субъекта права;
— в случае неосуществления в течение 10 (inter praesentes) или 20 (inter
absentes) лет.
Сервитутное право защищалось абсолютным иском, называемым actio
confessoria, противоположным собственническому иску, actio negatoria, в том
смысле, что с помощью этого последнего иска собственник вещи, которой
другое лицо неправомерно пытается пользоваться, отрицает за этим лицом
право пользования, actio confessoria же служила для защиты права
пользования чужой вещью.

Эмфитевзис и суперфиций. К числу прав на отчуждаемые вещи принадлежали
также вещные, отчуждаемые, передаваемые по наследству права долгосрочного
пользования чужой землей: сельскохозяйственной – для её обработки
(emphyteusis), городской – для возведения на ней строения (superficies).
Эти права сходны с сервитутами, так как являются правами пользования чужой
вещью, но отличаются от них широтой содержания и долгосрочностью действия.
Установление одного из этих двух прав на земельный участок делает право
собственности на эту землю почти номинальным; лишь после прекращения
эмфитевзиса или суперфиция право собственности на данный участок получает
реальное выражение.
В содержание эмфитевзиса входит право пользоваться земельным участком (с
правом изменения характера участка, но без ухудшения его), собирать с него
урожаи (плоды), право закладывать эмфитевзис, отчуждать и передавать его по
наследству. Право отчуждения эмфитевзиса ограничено обязанностью субъекта
эмфитевзиса предупреждать собственника земли о предполагаемом отчуждении
эмфитевзиса, причем за собственником признавалось право преимущественной
покупки (которым он мог воспользоваться в течение двух месяцев). При
отчуждении эмфитевзиса собственник имел право на получение двух процентов
покупной цены. Субъект эмфитевзиса был обязан уплачивать собственнику
арендную плату, а также вносить государственный земельный налог. Невзнос
арендной платы в течение трех лет приводил к прекращению эмфитевзиса.
Суперфиций представлял собой аналогичное право возведения строения на чужом
городском участке и право пользования этим строением. Право собственности
на строение принадлежало собственнику земельного участка по правилу
superficies solo cedit – строение следует за землей (связано с землей).

Залог и его формы. Hypotheca. Залоговое право является разновидностью прав
на чужие вещи. Его назначение – обеспечение исполнения обязательств.
Залоговым правом называется право обращения взыскания (в случае
неисполнения обязательств) на определенную заранее вещь:
— независимо от того, продолжает ли она принадлежать должнику или нет;
— предпочтительно перед всеми другими требованиями.
Вещь, заложенная собственником, продолжает оставаться предметом залога и
тогда, когда она перешла в собственность другого лица (абсолютная защита,
т.е. защита против всякого, у кого окажется заложенная вещь).
Залоговое право, предназначенное для того, чтобы обеспечивать какое-то
обязательство, являлось правом придаточным (акцессорным) и существовало
лишь постольку, поскольку существовало обеспечиваемое залогом
обязательство.
Первоначальной формой залога была сделка fiducia cum creditore, состоявшая
в том, что посредством манципации должник передавал в обеспечение долга
вещь на праве собственности с оговоркой, что в случае удовлетворения по
обязательству, обеспеченному залогом, заложенная вещь должна быть передана
обратно в собственность должника. Должнику, исполнившему обязательство,
давали иск к кредитору о возврате вещи. Другой формой залога служил pignus,
называемый нередко “ручным закладом”. При этой форме залога вещь
передавалась не в собственность, а только во владение (точнее, в держание,
однако пользовавшееся в виде исключения владельческой защитой); при этой
передаче добавлялось условие, что в случае удовлетворения по обязательству
вещь должна быть возвращена обратно.
С развитием торгового оборота ни fiducia, ни pignus не могли удовлетворить
потребностей жизни. В классический период в преторском эдикте сложилась
третья, наиболее развитая форма римского залога – ипотека (hypotheca), при
которой предмет залога оставался и в собственности, и во владении должника,
а субъекту залогового права давалось право в случае неисполнения
обязательства истребовать заложенную вещь, у кого бы она к тому времени ни
оказалась, продать её и из вырученной суммы покрыть своё требование к
должнику. Ипотека развилась на почве найма сельскохозяйственных участков. С
введением ипотеки в практику стало возможно установление на одну и ту же
вещь нескольких последовательных залоговых прав. Соотношение нескольких
залоговых прав на одну и ту же вещь определялось их старшинством, т.е.
временем установления залога (так называемый ранг залоговых прав). Право
требовать продажи заложенной вещи признавалось только за первым
залогопринимателем; второй, третий и т.д. удовлетворялись в порядке очереди
из остатка суммы, вырученной от продажи заложенной вещи. Каждый из
нижестоящих залогопринимателй имел право предложить первому удовлетворение
по его требованию, с тем чтобы занять его место (ипотечное преемство). Если
суммы, вырученной от продажи заложенной вещи, не хватало на удовлетворение
залогопринимателй, недополучившие имели обязательственный иск к должнику в
общем порядке. В период абсолютной монархии был издан рескрипт, в силу
которого ипотека, установленная письменно в присутственном месте или перед
тремя достоверными свидетелями, должна иметь предпочтение перед непублично
установленной ипотекой.
Залоговое право прекращалось в случае:
— гибели предмета залога;
— слияния в одном лице залогового права и права собственности на
заложенную вещь;
— прекращения обязательства, в обеспечение которого установлен залог.

Учение об обязательствах и договорах

Определение обязательства. Содержание. В источниках римского права
обязательство (obligatio) определяется следующим образом: “Обязательство
представляет собой правовые оковы, в силу которых мы принуждаемся что-
нибудь исполнить согласно законам нашего государства. … Сущность
обязательства состоит не в том, чтобы сделать нашим какой-нибудь телесный
предмет или какой-нибудь сервитут, но чтобы связать перед нами другого в
том отношении, чтобы он нам что-нибудь дал, сделал или представил”. В
обязательстве заключается, с одной стороны, “право требовать”, с другой
стороны, соответствующая этому праву “обязанность исполнить требование”,
или “долг”. Обязательство, даже если оно состоит в обязанности одного лица
предоставить другому в собственность известную вещь, не создает
непосредственно для другого лица права собственности на данную вещь, из
него возникает только право требования (передачи вещи). Лицо, купившее
вещь, еще не становится её собственником (хотя бы и была уплачена покупная
цена); это лицо имеет лишь право требования (передачи вещи); собственником
же её оно станет только после фактической передачи вещи (при условии, если
передавший вещь имел на неё право собственности). Обязательство по своей
природе представляет собой отношение, основанное на доверии, кредитное (от
credo – верю). Сторона в обязательстве, имеющая право (требования),
именуется кредитором; сторона, на которой лежит обязанность исполнить
требования кредитора, называется должником. Обязательственнное
правоотношение изначально рассчитано на прекращение (нормально – путем
исполнения).

Основания возникновения обязательств. Классификация и виды обязательств.
Главное деление обязательств по признаку основания их возникновения
сводится к противопоставлению обязательств из договора (ex contractu)
обязательствам из правонарушений (ex delicto). Обязательства из частных
правонарушений (delicta privata), противопоставлявшихся уголовным
преступлениям (crimina), были более древнего происхождения по сравнению с
договорными обязательствами. Обязательства по договорам переходили по
наследству, обязательства из деликтов по существу не переходили на
наследников; только в том случае, если к наследнику поступало обогащение,
добытое правонарушением данного лица, можно было истребовать от наследника
сумму обогащения.
Юристу Гаю приписывается четырехчленная классификация обязательств:
— из договора (ex contractu);
— как бы из договора (quasi ex contractu);
— из деликта (ex delictu);
— как бы из деликта (quasi ex delictu).
Подлинность этого фрагмента Дигест сомнительна, и сама классификация не
является точной и ясной.
Обязательства могли быть следующих видов:
1. Натуральные обязательства, не пользовавшиеся исковой защитой (в
отношениях с подвластными членами семьи). Уплаченное по такому
обязательству не могло быть истребовано обратно как недолжно
уплаченное.
2. Цивильные обязательства, узаконенные древним цивильным правом.
3. Преторские обязательства, снабженные преторской защитой по преторскому
праву.

Юридические факты. Контракты и пакты. Факты, с наступлением которых
юридическая норма связывает определенные юридические последствия,
называются юридическими фактами. Юридические факты можно разделить на
события, которые не зависят от воли человека (например, естественная
смерть, истечение времени и т.д.), и человеческие действия, являющиеся
выражением воли человека.
Юридические последствия могут быть связаны с человеческим действием потому,
что государство считает данного рода действие недопустимым и ведет с
подобными действиями борьбу. Юридические последствия связываются и с
многими правомерными действиями, в особенности с теми, которые прямо
направлены на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей
(так называемые сделки). В сделках выражается воля совершающих её лиц. Если
в сделке выражается воля одного лица (одной стороны), сделка называется
односторонней (например, завещание); если в сделке выражается воля двух
сторон (например, продавца и покупателя; подрядчика и заказчика), сделка
называется двусторонней, или договором. Не всякий договор имеет своим
последствием установление обязательства. Договор в качестве одного из
оснований возникновения обязательств имеет место только тогда, когда воля
сторон, вступающих в договор, направлена на установление обязательственных
отношений.
Римская договорная система различала два вида договоров: контракты и пакты.
К контрактам относились договоры, признанные цивильным правом и снабженные
исковой защитой. К числу контрактов относился только определенный
(исчерпывающий) круг договоров. Вне пределов установленного круга
контрактов за сторонами не признавалось права практиковать какие-либо
новые, не предусмотренные законом контракты. Пакты представляли собой
неформальные соглашения самого разнообразного содержания. По общему
правилу, пакты не пользовались исковой защитой. (С течением времени
некоторые пакты все-таки получили исковую защиту.)

Эволюция договорного права. Развитие договорного права шло в двух
направлениях:
1. по мере развития и усложнения хозяйственной жизни расширялся круг
соглашений, пользующихся исковой защитой;
2. параллельно с этим шло постепенное ослабление древнего формализма и
признание исковой силы за известными видами неформальных соглашений.
Древнереспубликанскому римскому праву были известны три основных вида
обязательственных договоров:
1. nexum – совершавшийся в форме сложного обряда с помощью меди и весов;
2. стипуляция – словесный договор в форме вопроса и ответа;
3. литтеральный (письменный) контракт.
В то время неформальное соглашение никогда не порождало юридически
действительного обязательства. Даже на высшей ступени развития римское
право не пришло к признанию того, что всякое законное соглашение двух
сторон об установлении какого-либо обязательства само по себе имеет
юридическую силу. Простота хозяйственной жизни, натуральная форма
хозяйства, слабое развитие меновых отношений – всё это не давало
чувствовать в повседневной жизни неудобства формализма. По мере роста
территории Римского государства, развития его хозяйства, расширения обмена
картина меняется. Для менового хозяйства договор перестает быть
исключительным, редким явлением: он проникает в повседневную практику
каждого хозяйства. Постепенно отмерла самая старая форма договора – nexum.
Наряду со старыми формальными договорами появились новые, неформальные. В
широкое употребление вошла новая форма займа – mutuum. При этом договоре не
требовалось выполнения формальных действий: достаточно было всего двух
моментов – соглашения сторон и фактической передачи суммы займа заемщику. В
определенных случаях, охватывающих самые частые в жизни типы сделок,
допустили полное устранение каких-либо формальных моментов, признав
юридическую силу за простым, неформальным соглашением, даже не
сопровождающимся передачей вещи, по поводу которой договаривались стороны.
Возникновение юридической силы подлежащих защите договоров римские юристы
приурочили к тому моменту, когда одна из сторон уже выполнила принятое на
себя обязательство. Под влиянием тех же потребностей развивающейся
хозяйственной жизни получили исковую защиту также некоторые неформальные
соглашения – пакты.

Условия действительности договора. Воля и волеизъявление.
Недействительность договора (сделки). Предмет договора. Causa. В содержании
договора можно различать отдельные элементы, имеющие неодинаковое значение
для каждого данного договора. Есть пункты или части без которых данный
договор не может существовать – это существенные (необходимые) части
договора. Могут быть такие части договора, которые не являются ни
необходимыми, ни обычными для данного договора, а включаются в договор
только в том случае, если стороны того пожелают – это случайные части. К
существенным элементам договора относят соглашение сторон, объект (предмет)
договора и основание договора. Срок и условия являются случайными
элементами договора.
Договор предполагает выражение воли лиц, его совершающих. При этом воля той
и другой стороны должна соответствовать одна другой; обе воли должны быть
согласными между собой. Согласная воля, выраженная вовне (в требуемых
случаях – в надлежащей форме), является необходимым условием
действительности договора. Вторым необходимым условием действительности
договора является законность содержания договора; договор не должен иметь
своим предметом действие, нарушающее нормы права; наравне с противозаконным
соглашением ставится соглашение, противоречащее морали или “добрым нравам”.
Не может иметь силы и такой договор, который страдает полной
неопределенностью содержания. Обязательство должно иметь определенность
содержания; при этом обязательства делятся на определенные и
неопределенные. В одних случаях содержание обязательства с полной ясностью
и точностью определено в самом договоре (определенные обязательства). В
других случаях в договоре дается только критерий, с помощью которого можно
установить содержание обязательства, или указывается круг предметов, из
числа которых должник должен предоставить один. Одной из важнейших
разновидностей неопределенных обязательств являлись родовые обязательства;
пока должник не выделит требуемого количества предусмотренного рода вещей,
неизвестно, какие именно предметы причитаются кредитору. Действие,
составляющее предмет обязательства, должно быть возможным; обязательство с
невозможным для исполнения предметом не действительно. Если обязательство
впоследствии становилось невозможным для исполнения, и должник нес
ответственность за наступление обстоятельства, приведшего к невозможности
исполнения, то обязательство не прекращалось, а видоизменялось: оно
превращалось в обязательство возмещения убытков от неисполнения. Если
должник не нес ответственности за обстоятельство, сделавшее невозможным
исполнение, он освобождался от обязательства. Действие, составляющее
предмет договора, должно было также представлять интерес для кредитора;
позднее это требование было смягчено (например, признавался имеющим
юридическую силу договор поручения, т.е. не в интересе дающего поручение, а
в интересе третьего лица).
Для совершения договора недостаточно, чтобы лица, его совершающие, имели
внутреннее решение воли установить определенные правоотношения. Воля должна
быть выражена (изъявлена) вовне. Формы выражения воли возможны различные:
слово, письмо, жест, в известных случаях – молчание. Воля может быть
выражена с помощью так называемых конклюдентных действий, т.е. действий, из
которых можно сделать вывод, заключить (concludere), что лицо желает
совершить известную сделку. Для некоторых сделок закон предписывает
совершенно определенный способ выражения воли; такие сделки называются
формальными. Другие сделки не были связаны с определенной формой; стороны
могли выражать свою волю тем или иным способом по своему усмотрению; такие
сделки называются неформальными. Воля лица должна быть выражена в договоре
сознательно и свободно, без какого-либо постороннего давления. Договор,
совершенный под влиянием обмана, не являлся абсолютно ничтожным: он вызывал
юридические последствия, но лицу, выразившему волю под влиянием обмана,
давались средства для того, чтобы лишить договор силы. Принуждение к
заключению договора может выразиться в физическом насилии или в психическом
давлении, угрозах. На угрозу можно было ссылаться в целях опорочения
заключенного договора лишь в тех случаях, когда угроза являлась
противозаконной, реальной и по содержанию представлялась для
подвергающегося угрозе важным злом. Сделка, совершенная под влиянием угроз,
сама по себе считалась действительной, но лицу, подвергшемуся угрозе,
предоставлялись правовые средства для оспаривания сделки.
Содержание обязательства (прежде всего договорного) определялось тремя
терминами: dare, facere, praestare. Dare означает дать, в смысле передать
право собственности, facere – сделать, понимая под этим как положительное
действие, так и воздержание от действия, несовершение действия; praestare –
предоставить, смысл этого термина понимается не всеми одинаково; его
передают словами: оказать личные услуги, принять ответственность за другого
и т.д.
Causa означает ближайшую цель, ради которой заключается договор; вместе с
тем causa – материальное основание, которое привело к заключению договора.
Causa надо отличать от простого мотива, под которым подразумевают всякое
соображение, приводящее лицо к известному решению. Договоры,
абстрагированные от causa, т.е. те, из которых не видно, какая causa лежит
в их основании (например, уступка права требования), называются
абстрактными. Неосуществление causa в подобном договоре не препятствует
наступлению юридических последствий такого договора. Договоры, связанные с
определенной хозяйственной целью (например, купля-продажа, наем имущества)
называются каузальными. Недостижение causa в каузальном договоре приводит к
его недействительности.
Условия и сроки. Условием (condicio) называется такая оговорка в договоре,
посредством которой юридические последствия договора ставятся в зависимость
от наступления или ненаступления в будущем события, относительно которого
неизвестно, наступит оно или нет. Вводя в договор условие, стороны могут
поставить в зависимость от наступления условия возникновение юридических
последствий данного договора; стороны, таким образом, откладывают
возникновение этих последствий, а потому условие в этом случае называется
отлагательным, или суспензивным. В других случаях в зависимость от условия
может быть поставлено не возникновение, а прекращение юридических
последствий договора, так что с наступлением условий возникшие последствия
отменяются; поэтому такие условия называются отменительными или
резолютивными.
Срок (dies) сходен с условиями в том отношении, что включение в договор
срока также ставит юридические последствия договора в зависимость от
известного события; различие же между сроком и условием в том, что при
сроке событие, в зависимость от которого поставлены юридические
последствия, непременно должно наступить, хотя может быть неизвестно, когда
оно наступит. Вообще различали:
— срок, при котором известно, что он наступит и когда именно;
— срок, при котором известно, что событие наступит, но неизвестно когда.
Сроки, как и условия, различались отлагательные и отменительные. Ввиду
того, что наступление срока заранее известно, платеж по обязательству до
наступления отлагательного срока все-таки считался действительным и не мог
быть истребован обратно (платеж по условному обязательству до наступления
отлагательного условия мог быть истребован как платеж недолжного).

Заключение договора. Случаи представительства. Процесс заключения договора
в Риме был неодинаков в зависимости от того, о каком договоре шла речь. Так
или иначе, но одна из сторон делала предложение (офферт) заключить договор,
а другая принимала (акцепт) сделанное ей предложение. Если договор был не
консенсуальный, то помимо достигнутого таким путем соглашения сторон
необходимо было или выполнить требуемую форму (письменный контракт), или по
крайней мере (при реальных контрактах) передать вещь, составляющую предмет
договора.
В римском праве действовало правило, что договор заключается лично
сторонами: кто не участвовал в установлении обязательственной связи, на
того действие обязательства не распространяется. В ту пору потребность в
представительстве не давала себя знать. По мере расширения Римского
государства и превращения его в средиземноморскую торговую державу стала
сильнее сказываться потребность в институте представительства при
заключении договоров. Однако и тогда представительство с непосредственным
действием (т.е. с возникновением прав и обязанностей по договору
представителя сразу в лице представляемого) было допущено не в виде общего
правила, а только как исключение (например, было допущено заключение через
представителя договора займа).

Стороны в обязательстве. Замена лиц в обязательстве. Новация. Цессия.
Перевод долга. Обязательство представлялось строго личным отношением между
двумя или несколькими определенными лицами. С установлением обязательства
связывались определенные юридические последствия исключительно для тех лиц,
которые его установили. Поэтому, как правило, нельзя было вступить в
обязательство через представителя; по той же причине не имел юридическиой
силы договор, в котором кредитор выговаривал нечто в пользу третьего лица.
Это приводило к тому, что обязательство первоначально признавалось
абсолютно непередаваемым. Впоследствии было допущено, хотя и в ограниченных
пределах, представительство; равным образом была признана возможной замена
лица, участвовавшего в установлении обязательства, другим лицом.
Переход права требования кредитора или обязанности должника в связи с их
смертью на наследников был допущен очень рано. Смена лиц в подобных
обязательствах обосновывалась тем, что наследник является продолжателем
личности наследодателя.
Замена в обязательстве кредитора либо должника при их жизни другими лицами
в древнереспубликанском Риме считалась абсолютно недопустимой. С развитием
хозяйства для передачи права требования стали применять так называемую
новацию, или обновление обязательств (устный договор, которым существующее
обязательство погашалось путем установления вместо него нового
обязательства). С общего согласия кредитора, должника и того лица, которому
кредитор желал передать свое право требования, это последнее лицо заключало
с должником договор того же самого содержания, какое было в первоначальном
обязательстве, именно с целью новым обязательством заменить первоначальное.
Для того, чтобы новация произвела погашающее (в отношении прежнего
обязательства) действие, было необходимо, чтобы новое обязательство
устанавливалось именно с таким намерением и чтобы в нем был какой-нибудь
новый элемент по сравнению с первоначальным обязательством: например, новое
обязательство изменяло основание, содержание, субъектов обязательства.
Новация была неудобна тем, что требовала согласия должника на замену одного
кредитора другим и даже присутствия должника при совершении новации.
Жизнь требовала допущения прямой уступки права требования. Для этой цели
воспользовались институтом процессуального представительства. Кредитор,
уступающий свое право (цедент), стал назначать то лицо, которому он желал
уступить свое право (цессионария), своим представителем в процессе с
оговоркой, что этот представитель может оставить взысканное за собой. Таким
образом, право требования первоначального кредитора поступало в имущество
нового кредитора. Однако договор поручения, как основанный на особом
доверии, проявляемом одним контрагентом к другому, мог быть в любое время
расторгнут односторонней волей доверителя. Смерть доверителя также
прекращала договор. Кроме того, платеж, произведенный должником
первоначальному кредитору, был вполне действительным и прекращал
обязательство, а тем самым и право цессионария взыскивать с должника. В
классическом римском праве установился такой порядок, что должника стали
уведомлять о происшедшей цессии (обычно это делал цессионарий); уведомление
означало, что должнику, получившему уведомление, не следовало платить
первоначальному кредитору (цеденту); если же должник все-таки платил
цеденту, его обязательство не погашалось, и цессионарий имел право
требовать платежа ему. В случае отмены поручения со стороны цедента либо
его смерти цессионарий стал получать самостоятельный иск. Таким образом,
цессионарию все-таки было гарантировано осуществление передаваемого права
судебным порядком.
Принятие на себя чужого долга (перевод) осуществлялось в форме новации, при
этом на перевод долга требовалось согласие кредитора.

Исполнение обязательства. По своей природе обязательство – отношение
временное, которое должно прекратиться. Нормальный способ прекращения
обязательства – исполнение (применительно к денежным обязательствам –
платеж). Для того, чтобы исполнение привело к освобождению должника от
обязательства, необходимо было соблюдение ряда условий:
1. Исполнение (платеж) должно быть произведено лицом, способным
распоряжаться своим имуществом (“ухудшать свое имущественное
положение”).
2. Исполнение должно быть произведено лицу, способному его принять. Таким
лицом является: кредитор, его законный представитель, поверенный, лицо,
специально указанное в договоре как имеющее право принять исполнение.
3. Исполнение должно строго соответствовать содержанию обязательства. Во
всяком случае без согласия кредитора должник не имеет права исполнять
обязательство по частям. По соглашению сторон взамен предмета
обязательства можно было предоставить для погашения обязательства что-
либо иное; это называлось datio in solutum (предоставление вместо
платежа или замена исполнения).
4. Примерно со II в. до н.э., когда с развитием средиземноморской торговли
в практику вошли договоры между лицами, живущими в разных местах
империи, и в отношении товаров, находящихся не там, где заключается
договор, получило важное значение место исполнения.
5. Обязательство должно быть исполнено в срок, предусмотренный в договоре
или вытекающий из характера договора и обстоятельств его заключения.
Если ни содержанием договора, ни его характером срок исполнения не
определялся, должник обязан был исполнять обязательство по первому
требованию кредитора. Досрочное исполнение обязательств допускалось
только в том случае, если это не нарушало интересов кредитора.

Последствия неисполнения обязательства. Ответственность за просрочку. В
более отдаленные эпохи ответственность за неисполнение или ненадлежащее
исполнение обязательства имела личный характер; меры воздействия были
направлены непосредственно на личность должника: заключение в тюрьму,
продажа в рабство, даже лишение жизни. С течением времени формы
ответственности были смягчены: должники стали отвечать не своей личностью,
а имуществом. В развитом римском праве последствием неисполнения или
ненадлежащего исполнения обязательства являлась обязанность должника
возместить кредитору понесенный им ущерб.
В классическую эпоху должник считался “в просрочке”, как только он не
исполнил обязательства в надлежащее время. Только по законодательству
Юстиниана одним из необходимых элементов просрочки должника являлась
interpollatio, т.е. напоминание со стороны кредитора. Кроме наступления
срока исполнения, напоминания со стороны кредитора и неисполнения
обязательств требовалось ещё, чтобы неисполнение обязательства в надлежащее
время произошло без уважительных причин. Последствия просрочки сводились к
тому, что кредитор вправе был требовать полного вознаграждения за весь тот
ущерб, какой для него мог возникнуть вследствие неисполнения обязательства.

За просрочку с должника взыскивались проценты. Действие просрочки должника
прекращалось, если он предлагал (реально, а не на словах) кредитору всю
сумму долга с теми обременениями, которые возникли в результате просрочки;
то же самое наступало в том случае, если стороны договаривались о
продолжении обязательственных отношений.
На просрочившем должнике лежал риск случайной гибели вещи (в этом случае он
обязан был уплатить высшую цену предмета договора с момента заключения
договора до момента присуждения). В императорский период ответственность
просрочившего должника смягчили в том отношении, что предоставили ему
возможность доказывать, что и при своевременном исполенении обязательства
кредитор не избежал бы понесенного вреда, так как предмет обязательства
одинаково погиб бы и у кредитора.
Просрочка кредитора наступала, если он без уважительных причин не принимал
исполнения обязательства, предложенного ему должником надлежащим образом.
Такая просрочка имела своим последствием прежде всего ослабление
ответственности дожника. На кредиторе в таком случае лежал риск случайной
гибели вещи.

Обеспечение обязательств. Задаток. Неустойка. Среди способов обеспечения
договоров можно выделить, в частности, задаток и неустойку. Задатком
первоначально являлась вещь, служившая доказательством заключения договора.
Постепенно (в эпоху Юстиниана) у задатка появилась штрафная функция.
Покупатель, не исполнивший договор, терял задаток в пользу продавца.
Продавец, не исполнивший договор, платил двойную сумму задатка. Неустойка –
это принимаемое на себя должником обязательство выплатить кредитору
определенную сумму в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения
обязательств.
К средствам обеспечения обязательств можно также отнести залог (передачу
должником вещи залоговому кредитору; см. “Залог и его формы”) и
поручительство (см. “Стипуляция”).

Убытки; их виды. Условия ответственности. Dolus и culpa. Освобождение от
ответственности. Убытки подразделялись на различные виды с учетом их
характера и обусловленности фактом нарушения договора. По характеру убытков
было принято различать:
— положительные потери или реальный ущерб (damnum emergens), т.е. лишение
того, что уже входило в состав имущества данного лица;
— упущенную или “прекращенную” выгоду (lucrum cessans), т.е.
непоступление в имущество данного лица тех ценностей, которые должны
были бы поступить при нормальном течении обстоятельств (не будь
обстоятельства, которое служит основанием возмещения).
По характеру обусловленности убытков фактом нарушения договора они
подразделялись на убытки прямые (circa rem) и косвенные (extra rem). Обычно
возмещению подлежали как реальный ущерб, так и упущенная выгода, однако в
пределах прямых, но не косвенных убытков. При определении вреда,
подлежащего возмещению, не принимался в расчет тот вред, который наступил
вследствие беззаботности, нераспорядительности и т.п. самого потерпевшего.
Ответственность должника строилась на принципе вины: должник отвечал только
в том случае, если он виновен в возникшем для кредитора ущербе. Наиболее
тяжкой и недопустимой формой вины признавалось умышленное причинение вреда
– dolus. Другая форма вины – culpa – неосторожность, небрежность,
различавшаяся по степени небрежности: грубая неосторожность (culpa lata) и
легкая небрежность (culpa levis). Римские юристы устанавливали небрежность
лица, руководствуясь абстрактным масштабом (хороший хозяин – не какой-либо
конкретный, а вообще средний человек). Как правило, каждый отвечал только
за свою личную вину.
Если лицо проявляло полную внимательность, заботливость и т.п., а вред все-
таки наступил, говорят о случайном вреде, за случай (casus) никто не
отвечает. Лишь в некоторых особых категориях отношений, когда признавалось
необходимым усилить ответственность, допускалась ответственность и за
случай. Но и тогда должник все же мог освободиться от ответственности, если
наступивший случай был исключительной, стихийной силой (сопротивление
которой невозможно) или так называемой vis maior (неодолимой силой).

Прекращение обязательств. Зачет. Невозможность исполнения обязательств.
Нормальным способом прекращения договора являлось его исполнение (solutio).
Договор признавался исполненным, если предоставлялось то, что было должно.
Обязательство могло прекратиться посредством зачета (compensatio) его за
встречное требование. Погашение взаимных обязательств посредством их зачета
происходило, конечно, в том размере, в каком одно требование совпадает с
другим. Зачет первоначально появился как средство упрощения процесса. Право
зачета осуществлялось не автоматичtски, а лишь по просьбе заинтересованного
лица. Нельзя было требовать зачета, если основное требование направлено на
возврат того, что должник незаконно присвоил себе. Основными требованиями к
зачету были следующие:
— оба требования должны быть встречными;
— срок платежа по обоим требованиям должен наступить;
— требования должны быть однородными (например, в денежной форме);
— требования должны быть ликвидные (не запутанные сложными деталями).
Вопрос невозможности исполнения зависел от связи обязательства с
индивидуально- определенными вещами (species) или с вещами, определенными
родовыми признаками (genus). В обязательствах, связанных с индивидуально
определенными вещами, невозможность исполнения наступала вследствие их
гибели. Когда невозможность исполнения возникала по вине одной из сторон
или в результате допущенной ею просрочки, она обязывалась возместить
убытки, образовавшиеся по этой причине у другой стороны. В обстоятельствах
относительно вещей, определенных родовыми признаками, невозможность
исполнения вообще исключалась. Этот вывод вытекал из положения о том, что
род погибнуть не способен.

Отдельные виды договоров

Вербальные договоры. Стипуляция. Порядок заключения и содержание.
Вербальным договором назывался контракт, устанавливающий обязательство
словами (verbis), т.е. договор, получающий юридическую силу посредством и с
момента произнесения известных фраз. Основной вербальный контракт –
стипуляция. Стипуляцией назывался устный договор, заключаемый посредством
вопроса будущего кредитора (centum dare spondes? – обещаешь дать сто?) и
совпадающего с вопросом ответа (spondeo – обещаю) со стороны лица,
соглашающегося быть должником по обязательству. Формальные требования,
первоначально чрезвычайно строгие, с течением времени были значительно
ослаблены. Однако прочно сохранялись некоторые черты стипуляции как устного
контракта: присутствие договаривающихся сторон в одном месте, устный вопрос
кредитора и такой же устный ответ должника, совпадающий по смыслу с
вопросом. Обязательство, возникшее из стипуляции, было обязательством
строгого права и потому подлежало буквальному толкованию.
Стипуляционное обязательство являлось односторонним, т.е. одной стороне
принадлежало только право (не связанное с обязанностью), а на другой
стороне лежала только обязанность (без сопровождающего её права).
Обязательство из стипуляции имело абстрактный характер: если необходимые
требования относительно порядка заключения стипуляции соблюдались, то
обязательство возникало независимо от того, какое материальное основание
привело стороны к заключению договора, какую хозяйственную цель они
преследовали и достигнута ли цель, имевшаяся в виду сторонами.
Стипуляция допускала присоединение или к кредитору, или к должнику еще
других лиц, притом либо в качестве самостоятельных кредиторов или
должников, либо в качестве добавочных (акцессорных). В форме добавочной
стипуляции на стороне должника устанавливалось поручительство.
Поручительством назывался договор, которым устанавливалась добавочная
(акцессорная) ответственность третьего лица (поручителя) за исполнение
должником данного обязательства.

Литтеральные договоры. Литтеральным договором назывался контракт, который
должен был совершиться на письме (litteris fit obligatio – обязательство
возникает посредством записи, письма). Древнереспубликанский письменный
контракт заключался посредством записи в приходо-расходные книги, которые
велись римскими гражданами. Литтеральный контракт представлял тогда собой
обязательство, по существу не впервые возникавшее, но заменявшее собой
(обновлявшее) обязательство, уже существовавшее ранее на другом основании
или на другом лице. В классический период приходо-расходные книги утратили
значение, по-видимому, в связи с вошедшими в практику более простыми и
удобными формами записи долгов. Стали входить в употребление заимствованные
из греческой практики долговые документы – синграфы и хирографы. Синграф
излагался в третьем лице и составлялся в присутствии пяти свидетелей,
которые подписывали его вслед за тем, от чьего имени он составлялся.
Хирографы излагались в первом лице и подписывались только должником.

Реальные договоры. Заем и ссуда; их различие. В случае реального договора
обязательство устанавливалось не только простым соглашением (consensus), но
и передачей вещи (res); нельзя требовать возврата от того, кто ничего не
получал.
Заем представляет собой договор, по которому одна сторона (займодавец)
передает в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или
известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками, с
обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока
либо по востребованию такую же денежную сумму или такое же количество вещей
того же рода, какие были получены. Характерные признаки договора займа
(mutuum) можно определить следующим образом:
— реальный договор – mutuum;
— предмет договора – денежная сумма или известное количество других
вещей, определенных родовыми признаками;
— эти вещи передаются займодавцем в собственность заемщика;
— вещи передаются с обязательством для заемщика вернуть займодавцу такую
же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие
были получены.
Договором ссуды называется такой договор, по которому одна сторона
(ссудодатель) передает другой стороне (ссудополучателю) индивидуально-
определенную вещь во временное безвозмездное пользование с обязательством
второй стороны вернуть по окончании пользования ту же самую вещь в целости
и сохранности. Договор ссуды также был реальным контрактом. Если предметом
договора займа являются деньги или другие вещи, определенные родовыми
признаками, то предметом договора ссуды может служить только индивидуальная
вещь, ибо только такую вещь можно вернуть по окончании пользования без
замены другой. Из договора ссуды хозяйственную выгоду получает только
ссудополучатель. Договор ссуды заключался в интересах только одной стороны
– ссудополучателя.
|Заем |Ссуда |
|Предмет договора – вещи, |Предмет договора – вещи |
|определенные родовыми признаками.|индивидуально-определенные. |
|Вещи передаются на праве |Вещи передаются во временное |
|собственности. |пользование. |
|Получатель обязан вернуть такое |Получатель обязан вернуть |
|же количество вещей того же рода.|полученную вещь. |
|Риск случайной гибели переданных |Риск случайной гибели вещи лежит |
|вещей лежит на получателе (как |на передавшем её собственнике. |
|собственнике). | |
|Обязательство – строго |Наряду с основной обязанностью |
|одностороннее. |получателя вещи может возникнуть |
| |обязанность ссудодателя |
| |возместить вред, причиненный |
| |ссудополучателю. |

Договор хранения, его виды. Закладной договор (pignus). Договором хранения
(depositum) называется реальный контракт, по которому лицо, получившее от
другого лица индивидуально-определенную вещь (поклажеприниматель,
депозитарий), обязуется безвозмездно хранить её в течение определенного
срока или до востребования и по окончании хранения возвратить в целости и
сохраннности лицу, передавшему вещь на хранение (поклажедателю, депоненту).
Некоторые случаи договора хранения имели настолько своеобразные черты, что
их можно выделить в качестве особых разновидностей этого контракта. Иногда
лицо вынуждено отдавать свои вещи в особо тяжелой обстановке (так
называемая depositum miserabile – несчастная, горестная поклажа). В
преторском эдикте такие случаи были выделены в том смысле, что
поклажеприниматель в случае причинения ущерба поклажедателю отвечал в
двойном размере ущерба. Специальную разновидность составляет так называемый
depositum irregulare (необычная, ненормальная поклажа); так называлась
отдача на хранение денег и других вещей, определенных родовыми признаками.
Depositum irregulare на первый взгляд имеет много общего с договором займа,
однако целью последнего является удовлетворение хозяйственной потребности
заемщика, в то время как при иррегулярной поклаже поклажеприниматель,
напротив, оказывает услугу.
В тех случаях, когда залог сопровождался передачей вещи, между сторонами
наряду с залоговым правом устанавливались договорные отношения, имеющие
характер реального контракта. При залоге в форме pignus устанавливалось
двустороннее обязательство: залогодатель отвечал за возможный вред,
понесенный залогопринимателем от заложенной вещи; залогоприниматель был
обязан относиться к вещи с заботливостью хорошего хозяина и после погашения
обеспеченного залогом обязательства вернуть вещь.

Консенсуальные договоры. Купля-продажа. Права и обязанности сторон.
Эвикция. Ответственность продавца за недостатки вещи. Обращение вещей
(переход их из хозяйства в хозяйство) имело место еще до появления денег и
представляло собой непосредственный обмен вещи на вещь (так называемую
мену). На смену меновой формы пришел обмен товара на деньги (немедленная
купля-продажа на наличные). Позднее стороны стали заключать договор, по
которому одна принимает на себя обязательство передать товар, другая –
уплатить за него цену. Основная хозяйственная цель договора купли-продажи
заключается в том, чтобы в хозяйство покупателя поступили на праве
собственности те или иные нужные для него вещи. Договор купли-продажи можно
определить как консенсуальный контракт, посредством которого одна сторона –
продавец (venditor) обязуется предоставить другой стороне – покупателю
(emptor) в собственность вещь, товар, а другая стороны – покупатель
обязуется уплатить продавцу за проданную вещь определенную денежную цену.
Товар и цена являлись существенными элементами договора купли-продажи.
Товаром могли быть в основном телесные вещи, не изъятые из оборота. Однако
можно было продать и нетелесную вещь (res incorporalis), например право
требования. Цена должна быть определенной и выражаться в денежной сумме (в
этом отличие купли-продажи от мены, при которой эквивалентом вещи,
передаваемой одной из сторон другой, являлась также какая-нибудь вещь,
передаваемая второй стороной первой стороне).
Конечной целью договора купли-продажи являлась передача вещи покупателю на
праве собственности. Но если продавец сам не был собственником вещи, то,
естественно, покупатель также не становился её собственником, а
следовательно, вещь могла быть виндицирована её собственником. В этом
случае продавец нес ответственность за эвикцию (от слова evincere –
вытребовать, отсудить) вещи. Эвикцией вещи называется лишение покупателя
владения полученной от продавца вещью вследствие отсуждения её каким-либо
третьим лицом на основании права, возникшего до передачи вещи продавцом
покупателю.
Продавец обязан был предоставить вещь в надлежащем состоянии по качеству.
Нормы права об ответственности продавца за ненадлежащее качество проданной
вещи развивались постепенно. По цивильному праву продавец отвечал за свои
заявления и обещания, но лишь за такие, которые делались серьезно с целью
установления ответственности, а не представляли собой простого
расхваливания товара, которое нельзя было понимать как принятие на себя
продавцом ответственности.
Особенно большое значение имели сделки продажи, совершаемые на рынках, так
как здесь продавались наиболее ценные для рабовладельческого хозяйства
товары – рабы и скот. Рыночные сделки находились под наблюдением особых
должностных лиц – курульных эдилов, которые издавали эдикты, содержащие
специальные правила. В борьбе против продажи вещей, имеющих недостатки,
которых покупатель не мог заметить при заключении договора, были введены
два иска. Один иск был направлен на то, чтобы “сделать вещь некупленной”,
т.е. вернуть стороны в то положение, в каком они были при заключении
договора; другой иск был направлен на уменьшение покупной цены. По обоим
эдильским искам продавец отвечал даже в том случае, если сам не знал о
существовании недостатков вещи.
Покупатель обязан был уплатить покупную цену. Если по заключении договора
купли-продажи проданная вещь погибала по случайной причине, т.е. без вины в
том как продавца, так и покупателя, то неблагоприятные последствия факта
гибели вещи ложились на покупателя, т.е. покупатель нес риск независимо от
того, стал ли он уже собственником купленной вещи или еще нет.

Договор имущественного найма и его виды. Права и обязанности сторон.
Поднаем. Классическое римское право знало три вида договора найма (locatio-
conductio):
1. Наем вещи (locatio-conductio rei);
2. Наем услуг (locatio-conductio operum);
3. Наем работы или подряд (locatio-conductio operis или operis faciendi).
Наймом вещей называется такой договор, по которому одна сторона
(наймодатель, locator) обязуется предоставить другой стороне (нанимателю,
conductor) одну или несколько определенных вещей для временного
пользования, а другая сторона обязуется уплачивать за пользование
предоставленными вещами определенное вознаграждение (merces, pensio) и по
окончании пользования возвратить вещи в сохранности наймодателю. Предметом
такого договора могли быть вещи – движимые и недвижимые, но из числа
движимых вещей только такие, которые не принадлежат к числу потребляемых.
Вознаграждение за пользование должно определяться в денежном выражении, но
в договорах найма (аренды) сельскохозяйственных земельных участков
допускалось определение наемной платы в натуре.
На наймодателе лежала обязанность предоставить нанимателю пользование
нанятой вещью (или вещью и плодами от неё). Наймодатель отвечал за всякую
вину, он также был обязан платить за отданную внаем вещь налоги, нести
всякого рода публичные повинности и пр. Наниматель был обязан платить
наймодателю за пользование вещью условленную наемную плату пропорционально
времени пользования. Он нес ответственность за всякого рода повреждения и
ухудшения нанятой вещи, если они произошли по его вине. По окончании найма
нанятая вещь должна была быть возвращена без задержки и в надлежащем
состоянии. Прекращался договор найма истечением срока, но, если фактически
пользование вещью со стороны нанимателя продолжалось и по окончании срока,
договор считался возобновленным по молчаливому согласию сторон. В некоторых
случаях договор найма вещи мог быть прекращен односторонним отказом от него
той или другой стороны.
Наниматель не лишен был права (если не было противоположного соглашения с
наймодателем) передать нанятую вещь в пользование другому лицу (поднаем).
Такая передача не снимала с основного нанимателя ответственности перед
наймодателем за сохранность вещи и надлежащее её использование.

Договор подряда. Договор поручения. Содержание. Прекращение. Договором
подряда (найма работы, locatio-conducto operis) назывался договор, по
которому одна сторона (подрядчик, conductor) принимала на себя
обязательство исполнить в пользу другой стороны (заказчика, locator)
известную работу, а заказчик принимал на себя обязательство уплатить за эту
работу определенное денежное вознаграждение. Отличие этого договора от
договора найма услуг заключалось в том, что по договору найма услуг
нанявшийся обязан был к предоставлению отдельных услуг; договор же подряда
направлен на то, чтобы подрядчик дал определенный законченный результат.
Подрядчик отвечал за всякую вину, не исключая легкой. Ему разрешалось
пользоваться при исполнении договора услугами других лиц, но с тем, что за
их вину он отвечал как за свою собственную. На обязанности заказчика лежала
уплата условленного вознаграждения.
Договор поручения состоял в том, что одно лицо (мандас, доверитель)
поручало, а другое (мандатарий, поверенный) принимало на себя исполнение
безвозмездно каких-либо действий. Предмет поручения могли составлять как
юридические действия (совершение сделок, выполнение процессуальных
действий), так и услуги фактического характера. Безвозмездность исполнения
поручения являлась существенным признаком договора поручения. Однако если
мандатарий получал за оказанную услугу какой-то подарок, это признавалось
допустимым. К мандатарию предъявлялись строгие требования относительно
точности, тщательности и заботливости в исполнении поручения. Он должен был
довести принятое на себя дело до конца или сообщить манданту о
невозможности исполнения поручения, чтобы тот мог заменить его другим
лицом; если мандатарий не поставил манданта в известность о невозможности
исполнить поручение, он отвечал перед мандантом за причиненный ущерб.
Личное исполнение поручения не всегда было обязательно; иногда мандатарий
вправе был привлечь к исполнению поручения других лиц. Мандант обязан был
возместить мандатарию издержки, понесенные при исполнении поручения, даже
независимо от результата, достигнутого путем произведенных расходов, лишь
бы мандатарий действовал добросовестно и разумно. Кроме общих случаев
прекращения договорных обязательств, договор поручения прекращался также
односторонним отказом от договора той или иной стороны, а равно смертью
одной из сторон.

Безымянные контракты. Характеристика, типы. У римских юристов встречается
противопоставление новых договоров, выходивших за рамки замкнутого перечня,
таким договорам, которые “имеют своё название”. На этом основании была
выделена категория contractus innominati, т.е. безымянные, непоименованные
контракты. В Дигестах Юстиниана они сведены к четырем основным типам:
1. do ut des: я передаю тебе право собственности на вещь с тем, чтобы ты
передал мне право собственности на другую вещь;
2. do ut facias: я передаю тебе право собственности на вещь с тем, чтобы
ты совершил известное действие;
3. facio ut des: я совершаю для тебя известное действие с тем, чтобы ты
передал мне право собственности на известную вещь;
4. facio ut facias: я совершаю для тебя известное действие с тем, чтобы и
ты совершил для меня какое-то действие.
За стороной, выполнившей свое обязательство и не получившей удовлетворения
от другой стороны, было сохранено право взамен предъявления иска о
понуждении контрагента к встречному предоставлению предъявить кондикционный
иск о возврате исполненного первой стороной как неосновательного
обогащения, т.е. право отступиться от договора.
Договор мены по своему хозяйственному значению близок к договору купли-
продажи. При купле-продаже обязательству одной стороны предоставить “в
прочное обладание” другой стороне продаваемую вещь соответствует
обязательство другой стороны уплатить цену; вещь как бы обменивается на
деньги. При договоре мены происходит обмен вещи на вещь; одна из сторон
передает в собственность другой стороне определенную вещь, вследствие чего
другая сторона становится обязанной передать в собственность первой стороне
другую вещь.
Под оценочным договором понимался такой договор, по которому определенная
вещь передавалась одной из сторон другой для продажи по известной оценке с
тем, чтобы другая сторона или предоставила первой сумму, в которую оценена
переданная вещь, или возвратила самую вещь. Не было препятствий к тому,
чтобы лицо, принявшее вещь для продажи, оставило её за собой, уплатив
контрагенту сумму оценки. Если лицу, принявшему вещь для продажи, удавалось
продать её дороже оценки, излишек шел в его пользу.

Виды пактов. Пакт есть неформальное соглашение. В отличие от контракта
пакт, как правило, есть соглашение, не пользующееся исковой защитой. С
течением времени некоторые категории пактов все же получили в виде
исключения и исковую защиту. Возникли две категории пактов:
1. pacta nuda, “голые” пакты, не снабженные иском;
2. pacta vestita, пакты “одетые”, снабженные иском.
Последние, в свою очерель, делятся на:
1) pacta adiecta – пакты, присоединенные к договору, защищаемому иском;
2) pacta praetoria – пакты, получившие защиту от претора;
3) pacta legitima – пакты, получившие исковую защиту от императоров, в
императорском законодательстве.
Присоединенные к контракту – это дополнительные к какому-нибудь защищаемому
иском договору соглашения, имеющие целью внести какие-либо видоизменения в
юридические последствия главного договора, в частности возложить на ту или
другую сторону в договоре какие-либо дополнительные обязанности. Как
правило, такие добавочные пакты присоединялись к главному договору
непосредственно при его заключении. Пакт, присоединенный к договору по
истечении некоторого времени, защищиался иском только в том случае, если по
своему содержанию он был направлен на то, чтобы сделать положение должника
более льготным, а не более тяжелым.
К числу пактов, первоначальная защита которым была предоставлена претором и
потому называемых pacta praetoria, принадлежали:
— клятвенное соглашение (pactum de jurejurando), по которому, например, в
ответ на требование кредитора о производстве платежа лицо,
ответственное по этому требованию, но не считающее себя должником,
заявляло: “Поклянись, что я тебе должен, и я поверю”. Если кредитор
приносил клятву, обязательство признавалось неоспоримым и могло быть
осуществлено в принудительном порядке уже на сновании одного только
клятвенного соглашения;
— соглашение об установлении денежного долга (pactum de pecunia
constituta) применялось в случаях, когда ответчик признавал
предъявленный к нему иск об уплате долга, но просил об отсрочке
платежа, и истец на отсрочку соглашался. Если бы впоследствии должник
уклонился от платежа, соответствующая сумма могла быть взыскана в силу
состоявшегося соглашения с увеличением её размера от 1/3 до 1/2 по
усмотрению претора.
— принятие (receptum) выражалось в трех различных формах, сходных не по
существу, а лишь вследствие примененного к ним общего наименования:
7) принятие платежа (receptum argentariorum) применялось в случаях,
когда банкир обязывался уплатить чужой долг;
8) принятие имущества судами, постоялыми дворами, конюшнями (receptum
nautorum, cauponum, stabulariorum) означало, что хозяева этих
объектов брали на себя ответственность за принятое от их клиентов
имущество независимо от того, будет ли ущерб вызван виной или
случаем;
9) арбитрирование (receptum arbitrii) состояло в том, что по соглашению
со спорящими сторонами разрешение спора принимал на себя избранный
ими арбитр, и его решение, не исполненное сторонами добровольно,
приводилось в исполнение по приказу претора.
Пакты, получившие исковую защиту в императорском законодательстве,
назывались pacta legitima (законные пакты). Это были соглашения, защита
которых была закреплена в правовых нормах, исходивших от императора. В
частности, конституция Феодосия обеспечила юридическую защиту пакту о
предоставлении приданого. Юстиниан своими конституциями юридически закрепил
соглашения о предоставлении дара, а также об арбитрировании, если стороны
подтвердили своё согласие письменно или не возразили против него в пределах
10 дней с момента, когда между ними состоялось соответствующее устное
соглашение.

Обязательства как бы из договора

Понятие обязательства как бы из договора. Термином “обязательства как бы из
договора” обозначаются обязательства, возникающие при отсутствии между
сторонами договора, но по своему характеру и содержанию сходные с
обязательствами, возникающими из договоров. Основанием возникновения
обязательства являлись или односторонние сделки, или некоторые другие
факты, не являющиеся ни договором, ни деликтом. Возникающие в этих случаях
спорные вопросы об условиях и пределах ответственности сторон разрешались
аналогично тому, как они разрешались применительно к соответствующим
договорам.
Основные виды обязательств как бы из договора:
1. Ведение чужих дел без поручения (negotiorum gestio) было аналогично
обязательству, возникающему из договора поручения.
2. Обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения
одного лица за счет другого: обязательство, возникающее из ошибочного
платежа недолжного; обязательство возврата того, что получено лицом по
определенному, имевшемуся в виду основанию, тогда как основание не
осуществилось; обязательство возврата недобросовестно полученного; и
др. Как в реальных контрактах, так и в перечисленных обязательствах из
неосновательного обогащения обязательство возникало на основе передачи
денег или иных вещей от одной стороны другой. Однако если при реальных
контрактах вещь переходила из имущества одного лица в имущество другого
на основании соглашения сторон, вследствие чего “обогащение” получателя
вещи не могло считаться неосновательным, то в данном случае случае
обязательство возникало из факта нахождения денег или иных вещей в
имуществе одного лица за счет другого именно без какого-либо законного
на то основания.

Ведение чужих дел без поручения; правовые последствия. Ведение дел без
поручения в смысле основания возникновения обязательства означало такое
отношение, когда одно лицо (gestor) вело дело другого лица (dominus),
управляло его имуществом и т.п., не имея на то поручения от этого другого
лица. Такая забота о чужом деле, несмотря на отсутствие поручения со
стороны заинтересованного лица, имела значение с точки зрения
предупреждения ущерба для лиц, в силу каких-то причин не имевших
возможности самим позаботиться о своих интересах, в особенности для лиц
отсутствующих. Поэтому из факта ведения чужих дел при известных условиях
возникало обязательство как на стороне того лица, дело которого ведет
гестор, так и на стороне гестора. Необходимые предпосылками для
возникновения такого вида обязательств:
— сам факт ведения чужих дел, даже и без юридических действий;
— отсутствие на гесторе лично перед dominus обязанности совершать данные
действия;
— действия, в которых выразилось ведение дела, совершались за счет
другого лица (dominus);
— гестор не получал вознаграждения за свои действия.
Лицо, которое бралось за чужое дело, отвечало за всякую вину. Выполнив те
действия, которые гестор признал необходимым совершить, он обязан был
отчитаться перед dominus в совершенных действиях. Dominus был обязан
возместить гестору понесенные им издержки, но лишь в том случае, если
первый признавал действия гестора целесообразными. В противном случае
гестор не имел права на возмещение затрат и, кроме того, был обязан
восстановить то положение, в каком находилось имущество dominus до
мероприятий гестора. Однако в любом случае гестор имел право требовать
возврата денег, вещей и пр., на которые dominus обогатился от действий
гестора.

Кондикции и их виды. Поступление в имущество одного лица каких-либо частей
имущества другого лица либо сохранение в имуществе одного лица каких-то
частей имущества, подлежащих передаче в имущество другого лица, принято
обозначать выражением, что одно имущество обогатилось за счет другого. Для
истребования неосновательного обогащения заинтересванному лицу давался так
называемый кондикционный иск (condictio). В зависимости от предмета иска
различались иск о возврате определенной денежной суммы (condictio certae
pecuniae), иск о возврате определенной вещи (condictio certae rei), иск о
возврате другого обогащения (condictio incerti).
Основными категориями обязательств из неосновательного обогащения были:
1. Иск о возврате недолжно уплаченного (condictio indebiti). Ошибочный
платеж долга, в действительности не существующего, порождал обязанность
получившего предмет долга вернуть полученное уплатившему.
2. Иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась
(condictio causa data causa non secuta). Этот иск давался в тех
случаях, когда одно лицо получает за счет другого какую-нибудь
имущественную выгоду ввиду определенной цели (основания), а цель
(основание) не осуществилась.
3. Иск о возврате полученного вследствие кражи (condictio ex causa
furtiva). Вещи, полученные посредством кражи, не становились
собственностью вора и могли быть виндицированы собственником; однако с
целью предоставления собственнику б(льших удобств для истребования
своих вещей допустили также и кондикционный иск для возврата
полученного посредством кражи. Хотя кондикционный иск предполагал факт
кражи, т.е. деликт, однако юридическим основанием condictio ex causa
furtiva являлся факт обогащения, т.е. получения вором определенных
вещей или денежной суммы из имущества другого лица. Предметом иска
являлся прежде всего возврат похищенного, но так как ввиду преступного
способа получения чужого имущества вор отвечал за случайную гибель
вещи, то с помощью кондикции из кражи было можно в случае гибели вещи
требовать денежное возмещение её стоимости.

Обязательства из деликтов

Понятие деликта. Объем ответственности. Личная обида. Кража. По латыни
деликт (delictum) означает погрешность, проступок, правонарушение. В
отличие от договорных обязательств деликтные вызываются к жизни не
правомерными, а наоборот, противоправными действиями одного из участников,
наносящими урон другому. В таком случае потерпевший уполномочен на
компенсацию причиненного ему урона, а нарушитель обязан к предоставлению
определенной компенсации. Последняя определялась в одних случаях в виде
штрафа, в других в виде возмещения фактически причиненного ущерба, а в
третьих соединяла уплату штрафа с возмещением вреда. Различались деликты
публичные (delicta publica) и частные (delicta privata). К первым
относились те, которые посягали на публичные интересы (например, ущемление
достоинства императора); они влекли за собой санкции, обращенные против
личности нарушителя, а если применялись имущественные санкции, то в пользу
фиска, но не какого-либо конкретного лица, понесшего урон от
правонарушения. В качестве частных расценивались деликты, наносившие ущерб
интересам отдельных лиц. Они и служили основанием для применения
соответствующих имущественных санкций, взыскивавшихся непосредственно в
пользу потерпевшего.
Injuria (буквально – несправедливость) объединяла любые правонарушения,
обращенные против личности. Поскольку такие правонарушения имущественного
урона не причиняли, денежная компенсация, вытеснившая кровную месть, в
случае её взыскания выполняла не компенсационную, а сугубо штрафную
функцию. “Твердая такса”, установленная за различные правонарушения законом
XII таблиц, со временем выявила свою неэффективность, исключая какую бы то
ни было дифференциацию штрафов сообразно с конкретными особенностями
каждого случая. Претор поэтому заменил её оценочным иском, в силу которого
размер штрафа определялся уже по усмотрению разрешавшего спор магистрата.
Дальнейший процесс характеризуется переключением ряда подобных деликтов из
частной сферы в публичную. Завершился этот процесс предоставлением
потерпевшему права выбора между взысканием с нарушителя штрафа и
привлечением его к личной ответственности перед государством.
Кража (furtum) трактовалась в римском праве гораздо более широко, чем в
последующие исторические эпохи. К ней относилось любое умышленно
совершенное недобросовестное присвоение чужого права, выразилось ли это в
похищении имущества целиком, краже пользования (например, со стороны
хранителя, которому право пользования не предоставлялось) или краже
владения (например, со стороны собственника, незаконно изымавшего вещь из
обладания налогодержателя). Ущерб, причиненный потерпевшему самой кражей,
устранялся путем истребования похищенного имущества на основе
виндикационного иска и компенсаций иных потерь на основе иска из
украденного (actio furti). Наряду с этим нарушитель привлекался также к
штрафной ответственности.

Обязательства как бы из деликтов

Ответственность судьи за ненадлежащее осуществление судопроизводства. Этой
формулой охватывалась ответственность за ущерб, вызванный не только
принятием по небрежности или недобросовестности неправильного решения, но и
ненадлежащим выполнением всех других возложенных на судью функций. Судья
нес ответственность в полном объеме причиненного ущерба.

Ответственность за вылитое и выброшенное. Её нес независимо от своей вины
хозяин помещения, если совершенные действия причиняли вред объектам,
находившимся на улицах и площадях.

Ответственность за поставленное и подвешенное. Она выражалась в уплате
штрафа, который мог быть взыскан путем предъявления популярного иска любым
лицом к хозяину помещения, если поставленные или подвешенные в этом
помещении предметы возможным своим падением угрожали ущербом находившимся
на улице вещам, скоту, рабам или свободным.

Ответственность владельцев судов, постоялых дворов и конюшен за вредоносные
действия слуг этих заведений. Она наступала в случаях, когда они совершали
кражу или умышленно вызывали имущественный вред. Размер ответственности
определялся в двойной сумме причиненного ущерба.

Право наследования

Понятие наследования. Виды наследования. Наследованием называется переход
имущества умершего лица к одному или нескольким другим лицам. Наследование
есть преемство универсальное. Наследник, вступая в наследство, приобретает
единым актом всё имущество наследодателя (или – при наличии нескольких
наследников – определенную долю имущества) как единое целое. К наследнику
переходят сразу и права, и обязанности, входящие в состав наследства, в том
числе такие права и обязанности, о существовании которых наследник не знал.
Наследование возможно было или по завещанию, или по закону. Недопустимо
было сочетание этих двух оснований, т.е. переход одной части наследства по
завещанию, а другой – по закону.
Необходимо различать открытие наследства и вступление в него. Наследство
открывается в момент смерти наследодателя; с открытием наследства для
определенных лиц связано получение права приобрести наследство. Однако
переход прав происходит только в момент вступления в наследство, когда
наследник выражает волю принять наследство.
Основное значение в Древнем Риме имело наследование по завещанию (secundum
tabulas testamenti). Отсюда такие термины, как завещательное наследство
(hereditas testamentaria) или наследник по завещанию (heres ex testamento).
Первостепенная роль наследования по завещанию сказывалась также на
обозначении, которым пользовались, когда речь шла о втором виде
наследования: оно именовалось seccessio ab intestato – наследование при
отсутствии завещания. Римские источники послужили также основой появления и
другого термина – наследование по закону, поскольку в них встречается такое
словоупотребление, как законное наследство (hereditas legitima) или
законный наследник (heres legitimus).
Наследование по завещанию. Содержание завещания. Обязательная доля.
Собственник имущества имел право сам определить, к кому и в каком объеме
после его смерти должны перейти входящие в это имущество права и
обязанности. Волевой акт собственника, посвященный вопросам такого рода,
называется завещанием. Чтобы этот акт приобрел юридическую силу, он
нуждался в определенном оформлении. Цивильное право допускало три различных
способа составления завещаний:
1. провозглашение завещателем своей предсмертной воли в куриатных комициях
(собраниях);
2. завещание воина, объявлявшееся в строю перед военным сражением;
3. завещание в виде манципации (посредством меди и весов); последнее имело
наиболее широкое распространение.
В праве послеклассического периода было принято различать частные и
публичные завещания. Частные завещания составлялись в присутствии семи
свидетелей. Публичные завещания совершались перед магистратом, судом или
императором.
В завещании прежде всего определялись наследники, назначенные его
составителем. Для назначения наследников необходимо было обладать активной
завещательной способностью; её не было у умалишенных, несовершеннолетних и
расточителей, а также у всех подвластных, кроме воинов, за которыми
признавалось право завещательного распоряжения военным пекулием. С другой
стороны, назначить наследниками можно было лишь кого-нибудь из числа тех,
кто обладал пассивной завещательной способностью; она не признавалась ни за
перегринами, ни за объединениями; понятно, что её не было и у рабов. Если
завещание освобождало из рабства, то разрешалось здесь же назначить
отпускаемого на свободу наследником по завещанию.
Наряду с назначением наследников завещатель определял наследственную долю,
выделяемую каждому из них. Размер выделенной доли зависел от усмотрения
завещателя. Однако некоторые из числа законных наследников не могли быть
лишены наследства полностью. Круг таких наследников с переходом от одной
эпохи к другой меняется. В самые поздние времена к их числу относились
восходящие и нисходящие родственники, а также родные братья и сестры
наследодателя. Меняется и размер той части наследственного имущества
которая переходила к ним в обязательном порядке. На позднем этапе
послеклассического периода он составлял 1/4 законной доли.
Для того, чтобы совершенный акт имел юридическую силу завещания, он должен
был определить наследников с указанием либо на передачу всего
наследственного имущества одному наследнику, либо о выделении определенных
долей каждому из них.

Наследование по закону. Если собственник не оставил завещания, которым
определена судьба принадлежащего ему имущества на случай его смерти, то это
имущество переходило к лицам, указанным в законе XII таблиц. Термин
“наследование по закону” следует воспринимать не в буквальном, а в
понятийном смысле. Наследование по закону происходило всякий раз, когда из-
за отсутствия завещания оно всецело определялось порядком, закрепленным в
нормах действующего права.
Наследниками по закону признавались лица, состоявшие в родстве с
наследодателем. Римляне различали агнатское родство, основанное на общей
подвластности, и когнатское родство, основанное на общности по кровному
происхождению; по мере разрушения патриархальных связей агнатское родство
всё более вытесняется когнатским, а впоследствии и вовсе выходит из
употребления. Цивильное право подразделяло законных наследников на три
очереди (эта очередность была закреплена законом XII таблиц):
1. “Свои наследники” (sui heredes), именовавшиеся так потому, что они до
того входили в семью умершего, а получив наследство, продолжали
обладать имуществом, которое и раньше пребывало в сфере данной семьи.
Своими считались наследники, становившиеся в результате смерти
наследодателя юридически самостоятельными лицами.
2. Агнаты, т.е. лица, которые были в прошлом связаны с наследодателем
отношениями подвластности и состояли бы в подобной связи, если бы не
происшедшая ранее смерть их общего paterfamilias или если бы по крайней
мере один из них не превратился в результате эманципации в юридически
самостоятельное лицо. Если имелось несколько агнатов, то к наследованию
призывался ближайший, т.е. стоявший в кровном отношении к умершему
ближе, чем прочие агнаты.
3. Когнаты, т.е. кровные родственники умершего, а также бывший собственник
вольноотпущенника в качестве его патрона. Как и во второй очереди,
ближайший агнат вытеснял более отдаленного.
Аналогичных начал придерживалось и преторское право, хотя соотношение между
агнатским и когнатским родством благодаря ему меняется в пользу родства
когнатского. Претор различал уже не три, а четыре очереди законных
наследников:
1. Unde liberi – те, кого цивильное право называло своими наследниками, а
также дети наследодателя, даже вышедшие из-под его власти как
эманципированные или в установленном порядке кем-либо усыновленные,
если ко времени смерти наследодателя они стали юридически
самостоятельными.
2. Unde legitimi – патрон умершего вольноотпущенника, а также все агнаты с
вытеснением из них более отдаленных.
3. Unde cognati – все кровные родственники наследодателя (не далее шестой
сепени родства).
4. Unde vir et uxor – переживший наследодателя супруг (в случае брака sine
manu).
В Уложении Юстиниана вообще не упоминается об агнатских родственниках, зато
выделяются пять очередей законных наследников из числа когнатских
родственников:
1. Все нисходящие родственники умершего с тем, что каждое поколение после
первого наследует по праву представления.
2. Все восходящие родственники, а также родные братья и сестры с тем, что
близкие родственники устраняют от наследования родственников
отдаленных.
3. Неполнородные братья и сестры умершего, т.е. имевшие с ним общего отца
при разных матерях или общую мать при разных отцах, с тем, что могло
наследовать и потомство указанных лиц, но лишь по праву представления.
4. Все прочие кровные родственники без каких-либо ограничений с тем, что
более отдаленная степень родства устраняется более близкой.
5. Переживший супруг.
Легаты и фидеикомиссы. Виды легатов. Универсальный фидеикомисс. Легатом
(или завещательным отказом) называлось распоряжение, которое делалось в
завещании наследодателем и состояло в предоставлении определенному лицу
какого-то права или иной выгоды за счет наследственного имущества.
Преемство легатария (лица, в пользу которого назначен легат) носило
сингулярный характер, т.е. он являлся преемником наследодателя в отдельном
праве, но не в какой-то доле наследства, и на нем не лежала ответственность
за долги наследодателя. Легат можно было оставить только в завещании, но
нельзя было возложить легаты на наследника по закону.
Различались легаты per vindicatonem и легаты per damnationem. С помощью
легата per vindicatonem устанавливалось непосредственно право собственности
легатария на известную вещь завещателя (легатарий таким образом получал
виндикационный иск). Легат per damnationem обязывал наследника передать
кому-то что-то; легатарию предоставлялось только обязательственное право
требовать от наследника исполнения воли завещателя.
В практике встречались случаи, когда легаты оставлялись без соблюдения форм
цивильного завещания; иногда распоряжение о предоставлении известной вещи
из состава наследства было обращено к наследнику по закону. В
республиканский период такие рспоряжения не пользовались юридической
защитой, исполнять их было делом совести наследника (фидеикомисс –
порученное совести). В перид принципата фидеикомиссы получили исковую
защиту и стали подобны легатам.
Путем фидеикомисса можно было возложить на наследника обязанность выдать
другому лицу всё наследство или определенную его долю. Первоначально такой
фидеикомисс также приводил только к сингулярному преемству, так что
ответственность по обязательствам, входившим в состав наследства, лежала на
наследнике (даже если он передавал всё имущество лицу, которому был
оставлен фидеикомисс). Поэтому нередко распоряжение наследодателя
оставалось без исполнения. Впоследствии в регламентацию fideicomissum
hereditatis был внесен ряд поправок, приведших к признанию, что наследник
всё же мог оставить одну четверть наследства за собой, и что лицо,
получившее в качестве фидеикомисса не отдельное право, а определенную долю
наследства, в соответствующей доле несло и ответственность за долги
наследодателя. Такой фидеикомисс получил значение универсального преемства.

Открытие наследства. Принятие наследства; последствия принятия. Под
открытием наследства понимается наступление фактов, ввиду которых
принадлежавшее собственнику имущество становится наследственным и может
быть принято лицами, для которых оно в этом качестве предназначено. Нормы
римского права связывали открытие наследства со смертью наследодателя.
С точки зрения принятия наследства все наследники подразделялись на две
категории:
1. Свои наследники (heredes sui), т.е. проживавшие с наследодателем до
момента его смерти; переход к ним имущества означал оставление его в
той же семье, поэтому закон обязывал этих лиц к принятию наследства и
исключал возможность отказа от него. Их называли поэтому обязательными
наследниками.
2. Все прочие наследники. Они именовались внешними или посторонними
наследниками (heredes extranei), так как они находились вне
подвластности наследодателя и не образовывали совместно с ним единой
семьи. Поскольку переход к наследникам этой категории выводил имущество
за пределы данной семьи, закон не обязывал их к принятию наследства.
Поэтому они именовались добровольными наследниками.
Претор признавал наследников принявшими наследство, если они обращались с
просьбой о вводе их во владение наследственным имуществом. Уложение
Юстиниана для принятия наследства считало достаточным простое изъявление
воли, совершенное путем подачи магистрату соответствующего письменного
заявления.
Наследник считался принципиально ответственным за долги наследства
неограниченно, как за свои собственные. Избежать этого он мог только
посредством непринятия наследства, если его пассив превышает актив. В праве
Юстиниана было установлено, что если наследник не позднее трех месяцев
после открытия наследства произведет опись и оценку наследственного
имущества, то ответственность наследника по долгам наследства
ограничивается размерами актива наследства. При этом принятие наследства
приводило к слиянию имущественных масс наследника и наследодателя, и теперь
кредиторы как наследника, так и наследодателя могли искать удовлетворение
из всего объединенного имущества.
Следствием приобретения наследства было также погашение взаимных
обязательств, существовавших между наследником и наследодателем, и
прекращение сервитутов, которые имел наследодатель на имущество наследника
или наоборот.

Иски о наследстве. Выморочное наследство. Надобность в судебной защите у
наследника могла возникнуть или вследствие того, что кто-то не признавал
тех прав, которые входили в состав наследства, или же вследствие того, что
кто-то своим поведением нарушал или не признавал права данного лица как
наследника. В первом случае в распоряжении наследника имелись те же самые
иски, какие были в распоряжении наследодателя. Во втором случае наследнику
предоставлялся цивильный иск об истребовании наследства, по своим условиям
и последствиям аналогичный виндикационному иску. Добросовестный владелец
наследства должен был по такому иску выдать истцу свое обогащение за счет
наследства (на момент предъявления иска) за удержанием понесенных им
издержек на наследственное имущество. Недобросовестный владелец должен был
выдать истцу всё полученное из наследства со всеми плодами и приращениями,
нес ответственность за виновную (а с момента предъявления иска и за
случайную) гибель или порчу полученных ценностей и мог удержать лишь сумму
понесенных им издержек, необходимых и полезных.
Если наследство не принято ни одним наследником как по завещанию, так и по
закону (потому ли, что наследников не осталось или они не пожелали принять
наследство), наследство становилось выморочным. В древнейшем праве такое
имущество считалось ничьим и могло быть захвачено каждым желающим. Начиная
со времени принципата, выморочное имущество передавалось государству; в
период абсолютной монархии из этого порядка было установлено то исключение,
что за муниципальным сенатом, церковью, монастырем и т.д. было признано
преимущественное право на получение выморочного наследства после лиц,
принадлежавших к этим организациям.

Использованная литература

И.Б.Новицкий. Основы римского гражданского права. М., Юридическая
литература, 1972

О.С.Иоффе, В.А.Мусин. Основы римского гражданского права. Л., Изд-во
Ленинградского университета, 1974

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *