Россия во второй половине XIX века


1. Реформы 60—70-х годов и их значение

Шестидесятые годы XIX века были для России временем крупных и глубоких по своим последствиям реформ. Они охватывали не только экономику, но и социально-политическую структуру общества.
Что же представляла собой Россия середины XIX века, почему она встала на «путь реформ? Россия была крупнейшим государством Европы и по территории, и по населению. В многонациональной империи проживало 73 млн. человек. Медленно, но неуклонно менялся социальный состав населения за счет роста рабочего класса »и городского населения. В первой половине XIX был, достигнут и определенный прогресс в развитии промышленности, прежде всего в металлургической и обрабатывающей. И все же страна как бы стояла на обочине дороги развития мировой цивилизации, по которой быстро продвигались вперед США и многие страны европейского ‘континента.
Развитие капитализма в России сдерживалось существовавшими феодально-крепостническими отношениями, отсутствием рынка свободной рабочей силы. Количество свободных вольнонаемных рабочих на фабриках и заводах было еще незначительным. Основная масса рабочих состояла из тех же крестьян, отпущенных помещиками на оброк, из государственных крестьян и других юридически зависимых людей.
Крепостничество с его атрибутами (оброком, барщиной и малоземельем) вызывало острое недовольство, что находило свое выражение в росте крестьянских выступлений. Только за три предреформенных года их число выросло в 1,5 раза: с 86 — в 1858 г. до 126 — в 1860 г. Крестьянские выступления имели место почти повсеместно, от центральных черноземных губерний до Белоруссии — на западе, Подолии — на юге, Поволжья и Урала — на востоке. Жизнь властно
требовала уничтожения пут крепостничества. Таким образом, необходимость реформ была вызвана потребностями экономического развития страны, и законами развития капитализма. Были причины и ‘политического характера: поражение России в Крымской войне (1853—56 гг.), показавшей гнилость и слабость феодально-крепостнической системы, рост недовольства в широких кругах российской общественности.
Самодержавие было поставлено перед выбором: или реформы сверху, или непрерывная война с крестьянством. Не дожидаясь, пока крестьяне освободят себя снизу, Александр II встал на путь реформ. 19 февраля 1861 года он подписал Манифест об освобождении крестьян («О милостивейшем даровании крепостным людям прав и состояния свободных сельских обывателей и обустройства их быта»), а также специальное «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости».
В чем заключалась суть земельной реформы? Согласно Манифесту крестьяне объявлялись юридически свободными людьми, т. е. получали право торговать, владеть движимым и недвижимым имуществом, заключать сделки и т. д. Но от провозглашения свободы до ее реального экономического обеспечения была еще немалая дистанция.
Дело в том, что земля по-прежнему оставалась собственностью помещиков. По соглашению между помещиками и крестьянами (так называемые уставные грамоты) крестьяне получали наделы земли. Их размеры колебались в зависимости от местных условий от 3 до 12 десятин. Если земельные участки крестьян были более предусмотренных норм, то помещик имел право отрезать у них излишки. Именно эти земли, отнятые у крестьян в период реформы, и получили название «отрезков». А это был немалый земельный клин: в среднем по России 20% крестьянских земель, а в Саратовской и Самарской губерниях — до 40 процентов. Если до реформы средний крестьянский надел составлял 4.4 десятины, то после реформы он равнялся 3,6 десятины. Нередки были случаи, когда помещики отбирали лучшую землю, а крестьянам выделяли неудобья.
Крестьяне с согласия помещиков могли выкупать -усадебную и надельную землю. Только выкупившие землю становились крестьянами-собственниками, а остальные до выкупа назывались временнообязаннымн. Они были обязаны или платить оброк, или отбывать барщину. Временнообязанное состояние определялось в 9 лет, фактически же оно растянулось до 20 лет.
Основное бремя расчетов за выкуп земли у помещиков брало на себя государство — 75—80% стоимости наделов, а остальную часть выплачивали крестьяне. Чтобы облегчить возможность выкупа им выдавалась ссуда на 49 лет при 6% годовых.
Но и после выкупа земли далеко не все крестьяне становились ее собственниками. Во многих районах страны выкуп земли осуществлялся через общину, где существовали периодические ‘переделы земельных наделов, круговая порука и так называемое крестьянское самоуправление. Земля становилась собственностью крестьянской общины. Община управлялась «миром», т. е. крестьянским сходом, на котором выбирался староста. Он выполнял функции исполнительной власти: наблюдал за хозяйством деревни, ее жизнью, выполняя постановления сходов.
Русская община, как проявление непосредственной демократии и как низовая ячейка местного самоуправления, безусловно, играла полезную роль. Нельзя не отметить и ее важности с точки зрения сохранения крестьянского уклада жизни, нравственности и традиций многомиллионного российского крестьянства. Вместе с тем самодержавие использовало общину как удобный инструмент для взимания с крестьян различных податей и повинностей, проведения рекрутских наборов в армию.
В условиях быстро развивающегося капитализма община с такими ее изъянами, как периодические переделы земли и различные препоны на выход крестьян, стала тормозом общественного развития, сковывающим свободу и хозяйственную инициативу крестьянства. Крестьянин, даже юридически свободный, не мог распоряжаться своим наделом (продать или передать по наследству, уйти из деревни). Земель —
7 Крестьянская реформа, разорвав путы крепостничества и открыв путь к свободному рынку рабочей силы, тем самым создала предпосылки для быстрого промышленного прогресса. Но, несмотря на, безусловно, прогрессивный характер, она не уничтожила основного социального противоречия между крестьянами и помещиками. Помещичье землевладение сохранялось, а это значит, что оставалась и объективная основа для социальных конфликтов и потрясений в будущем.
И недаром эта реформа подвергалась резкой критике со стороны Герцена, и Чернышевского, называвших ее мерзостью и обманом. А крестьянство встретило ее широкой волной массовых выступлений в Пензенской, Тамбовской и Казанской губерниях, Польше, Литве, Белоруссии.
Земская реформа («Положение о губернских и уездных земских учреждениях») начала проводиться с января 1864 года. Она предусматривала введение новых органов местного самоуправления—выборных уездных и губернских земств.
Согласно «Положению» земские учреждения должны были состоять из представителей всех сословий. Однако выборы в земства не были равными, всеобщими и прямыми. Избирательное право обусловливалось имущественным цензом. Гласные земств (представители от сословий) избирались
на три
В первой группе были представлены крупные землевладельцы, а, также собственники крупных торгово-промышленных предприятий. Мелкие землевладельцы (не менее 10 десятин). Объединяясь, выдвигали лишь своих уполномоченных. В городах избирательное право получали представители крупной и средней буржуазии. Мелкая буржуазия, ремесленники, рабочие в выборах гласных не участвовали.
Структура выборов в деревне была многоступенчатой:
Таким образом, система выборов в земские собрания обеспечивала в них преобладание представителей помещиков, составлявших вместе с представителями буржуазии подавляющее большинство. В 1865—1867 гг. по 30 губерниям России состав гласных в уездных земских собраниях выглядел следующим образом: дворяне и чиновники — 42%, купцы и прочие — 20%, крестьяне — 38 процентов. В губернских земских собраниях дворяне и чиновники составляли 74%, крестьяне — 11 процентов.
Уездные и губернские земские собрания наделялись распорядительными функциями, а исполнительными органами были уездные и губернские управы. Председатель губернской управы утверждался министром внутренних дел, а уездной — губернатором. Губернатор и министр могли отменить решения, земских собраний, что обеспечивало полный контроль: правительства. 1
Правобережной Украине, на Кавказе, т. е. в тех регионах, где было мало русских помещиков.
Второй реформой местного самоуправления стало введение «Городового «положения 16 июня 1870 г.». Она »проводилась, на тех же узких, урезанных основах, что и земская. В соответствии с «Положением» в городах избирались городские Думы. Они являлись. Контрольно-распорядительными органами. Функции исполнительной власти выполняли избираемые Думой городские управы и городские головы, утверждавшиеся министром внутренних дел или губернатором.
Выборы гласных Думы, проходили по трем куриям, в зависимости от размеров уплачиваемого налога. Каждая курия избирала равное количество гласных сроком на 4 года. Такой характер выборов обеспечивал преобладание в Думах «отцов города» — промышленников и купцов.
В компетенцию городского самоуправления входили все вопросы жизни города: благоустройство, торговля, противопожарная безопасность, медицинское обслуживание, народное образование и проч.
И все же, несмотря на свою узость и ограниченность, городская реформа ‘носила буржуазный характер, способствовала формированию капиталистических общественных отношений, была шагом вперед по сравнению с сословной городской Думой, существовавшей со времен Екатерины II.
На страже феодально-крепостнических отношений, их незыблемости’ стояли созданные еще Петром I судебная система и порядок судопроизводства. Им были присущи сословная ограниченность судебных органов, многостепенность судебных инстанций, тайна судебного производства без участия сторон, широкое применение телесных наказаний. В судах господствовали произвол и волокита, всемогущее значение имела взятка. С точки зрения буржуазного права, эта система была наиболее отсталой и несостоятельной.
В ноябре 1864 года Александр II подписал Указ и «Новые судебные уставы», которые вносили изменения в судебную систему и судопроизводство.
В соответствии с Указом суд и судопроизводство строились на основных принципах буржуазного права: равенства всех сословий перед законом, открытости и гласности суда, независимости судей, состязательности обвинения и защиты, присутствия присяжных заседателей.
По новым судебным уставам мелкие преступления рассматривали мировые судьи, выбираемые земскими собраниями и городскими Думами. Более сложные гражданские и уголовные дела рассматривались окружными судами присяжных, решения которых были окончательными. Если суд был без присяжных, то можно было подавать апелляции в судебную палату, которая рассматривала дела о государственных и политических преступлениях. Высшей судебной инстанцией являлся Сенат, который в кассационном порядке мог отменить решения других судебных инстанций.
В 60—70 годы по инициативе военного министра Д. А. Милю тина была проведена и военная реформа. К ней подтолкнуло правительство поражение в Крымской войне. Своей основной целью она ставила создание кадровой армии буржуазного типа и предусматривала не только перевооружение армии, но и изменение ее структуры, принципа комплектования и подготовки кадров. Прежде всего, было реорганизовано военное министерство, страна делилась на военные округа, для подготовки офицерских кадров создавалась сеть военных гимназий, училищ, академий.
В 1874 г. был принят Устав об обязательной воинской повинности, в соответствии, с которым отменялись так называемые рекрутские наборы и регулярно призывалось в армию мужское население всех сословий по достижении 20 лет. Изменялись и сроки военной службы. Вместо 25 лет для солдат устанавливался 6-летний срок действительной службы, после чего их переводили в запас на 9 лет. ‘Во флоте действительная служба продолжалась 7 лет, а состояние в запасе — три года. Срок службы сокращался лицам, получившим образование. Освобождался от службы единственный сын в семье, если он являлся кормильцем. На лиц мусульманской, иудейской и некоторых других религий воинская повинность не распространялась, так как для царизма это был «ненадежный» элемент.
11
Новые условия хозяйственной и общественной жизни пореформенной России настоятельно требовали подготовлённых и грамотных людей. Необходимо было значительно расширить ‘базу народного образования. С этой целью с 1864 г. начала проводиться реформа народного образования.
Реформа регламентировалась рядом законодательных актов, принятых в 60—70 годы XIX века. Согласно «Положению» 1864 г. общественным организациям и частным лицам разрешалось открывать начальные народные училища. В сельской местности несколько позже они стали называться церковно-приходскими школами с 3-летним сроком обучения. В них обучали детей из народа чтению, письму и счету. Большое внимание уделялось изучению закона божьего и церковному (хоровому) ‘пению.
В среднем звене образования (средняя школа) существовали ‘платные гимназии, они делились на классические и реальные. Реальные гимназии затем были преобразованы в реальные училища.
В классических гимназиях большое внимание уделялось изучению греческого и латинского языков, гуманитарных дисциплин. Они готовили молодежь для поступления в университеты. Сначала срок обучения в них был семилетний, а с 1871 года — восьмилетний.
В реальных училищах, наоборот, предпочтение отдавалось изучению естественных и технических дисциплин. Они готовили молодежь для поступления в технические вузы.
Формально в гимназии был открыт доступ для детей всех сословий. Но высокая плата за обучение являлась серьезной преградой для детей простых людей, особенно крестьянских.
В 60-е годы было положено начало женскому образованию. В этих целях создавались женские гимназии и высшие женские курсы в Петербурге, Москве, Киеве, Казани.
В 1863 году был принят новый Устав для университетов. Он предусматривал восстановление упраздненной Николаем I автономии. Непосредственное руководство университетами возлагалось па совет профессоров, который изби-
12
рал ректоров, деканов факультетов и преподавательский состав. Но автономия не исключала возможности надзора, а порой и вмешательства со стороны министра народного образования или попечителя (куратора) округа. Студенческие организации в университетах не разрешались.
В середине 60-х годов, (1865 г.) правительство вынуждено было ввести некоторые послабления и в сфере печати. При печатании книг значительного объема (10—20 п. л.), а также для периодических изданий отменялась цензура. Но она сохранялась для литературы массового характера. Правительство также сохраняло за собой право на меры воздействия за нарушения закона. Могло запретить розничную продажу, временно приостановить периодическое издание или совсем его закрыть, а в некоторых случаях привлекать к судебной ответственности владельцев типографий, редакторов, авторов статей и брошюр.
Реформы 60—70-х годов, несмотря на их ограниченность и половинчатость, стали мощным импульсом для ускорения темпов экономического роста и изменения всего уклада российской жизни. Благодаря им Россия встала на общую дорогу развития мировой цивилизации. Однако движение по этой дороге было неровным, а иногда и натужным, из-за колдобин и завалов старой крепостнической системы.
2. Александр III и его внутренняя политика.
В начале 80-х годов процесс реформирования страны замедлился, а в политической и духовной сферах начался и откат назад. Связано это было в первую очередь с убийством народовольцами 1 марта 1881 года Александра II. Случилось то, что не раз бывало в истории: благие намерения и действия революционеров не привели к тем результатам, на которые они рассчитывали.
На смену царю-реформатору на престол взошел его сын Александр III — человек консервативных взглядов, которому был ближе и понятнее старый уклад жизни, а не новые реальности и явления, связанные с развитием в стране капиталистических отношений.
характерного для всего послереформенного периода. А с 1888 года кривая промышленного роста вновь стала неуклонно и сильно подниматься вверх.
Нельзя не отметить, что в период царствования Александра III началась и деятельность выдающегося российского реформатора С. Ю. Витте, сначала в качестве министра путей сообщения, а с 1892 года — министра финансов.
Александр III и правительство не могли не считаться и с ‘реальностями, сложившимися в деревне после земельной реформы. Движение назад могло стать самоубийственным шагом. Но у царя не было желания и решимости последовательно идти вперед по пути ликвидации помещичьего землевладения. А поэтому правительство и ограничивалось полумерами, мелкими уступками, более рассчитанными на создание видимости заботы о крестьянах, чем на решение действительно важных и насущных для них вопросов. Так. В декабре 1881 г. был принят Закон о повсеместном прекращении временнообязанных отношений бывших крепостных крестьян. Согласно этому закону помещики должны были до 1 января 1883 года перевести на выкуп всех крестьян, не совершивших выкупных сделок. Этим же законом было произведено незначительное снижение размеров выкупных платежей: в великорусских губерниях — на один рубль с душевого надела, а в украинских — на 16 процентов.
В 1882 году было положено начало отмене ненавистной для крестьян подушной подати, но делалось это опять-таки нерешительно и непоследовательно. Закон входил в силу лишь с 1 января 1884 года и распространялся только на крестьян, совершенно лишенных земли, для всех же остальных она уменьшалась лишь на 10 процентов. Окончательная же отмена подушной подати (с заменой ее другими налогами) была ‘произведена только 1в 1885 году.
Для возмещения ущерба казне, нанесенного отменой ‘подушной подати, на обязательный выкуп земли были переведены 10 млн. крестьянских хозяйств — бывших государственных крестьян. Сумма выкупных платежей, установленная правительством для государственных крестьян2, превышала
1 Ко времени издания закона временнообязанных крестьян оставалось еще не менее 11—15% всех «освобожденных».
2 Государственные крестьяне — это вторая то численности категория крестьянства России.
16
сумму взимавшейся с них подушной подати почти на 50 процентов. Таким образом за счет фактического повышения налогов на бывших государственных крестьян казна получила значительную компенсацию.
В 1882 году был принят «Закон об учреждении Крестьянского поземельного «банка», »который оказывал кредитную помощь крестьянам при условии, если они в состоянии были покрыть часть выкупной цены на приобретаемую землю из собственных средств. Создатели банка делали ставку на крестьян-собственников. И не случайно поэтому приобретение крестьянами земли через Крестьянский банк шло очень слабо. Открытие этого банка еще более способствовало повышению цен на землю, что могло быть выгодно только крупным землевладельцам, продававшим землю через банк. Приобретение же земли для трудового крестьянства становилось все менее доступным.
Крестьянские наделы после 1861 года постепенно мельчали, и одной из причин этого был рост числа семейных разделов. Новый закон 1886 года должен был воспрепятствовать этому. Утверждая старые начала «патриархальности», закон рассматривал крестьянскую семью как «рабочую семью», как …«союз родственников, подчиняющихся главенству старшего члена и трудящихся в общую пользу». Это была попытка правительства сделать крестьянскую семью и крестьянскую общину опорой своей политики в деревне. Если раньше для раздела требовалось лишь согласие большинства сельского схода, то теперь требовалось также согласие родителя или старшего в семье.
Среди помещиков не было единодушия во взглядах на крестьянскую общину. Часть из них были сторонниками сохранения общины и видели в ней основное средство против обезземеливания крестьянства. Они рассматривали общину и как своеобразное полицейско-фискальное учреждение, разрушение которого ослабило бы государство. Другие считали
17
общину главным препятствием        к развитию купечества и
крепких крестьянских хозяйств,        в которых видели опору государственной власти,
Результатом таких противоречивых взглядов на общину стал новый закон, принятый в июне 1893 года. Он не запрещал переделов, но обусловил их проведение длительным сроком (12 годами), а также согласием схода, земского начальника и уездного съезда.
По-иному выглядела политика правительства в политической и духовной сферах жизни российского общества. Здесь сразу вполне определенно наметилась и с каждым годом стала усиливаться тенденция к ревизии законов времени Александра II. Откат назад был явным.
Первыми жертвами наступающей реакции стали печать и школа. Назначенный в мае 1882 года министром внутренних дел Д. А. Толстой уже в августе провел через кабинет министров новый закон о печати в виде «временных правил». Согласно этим правилам, периодические издания, приостановленные после третьего предупреждения, при возобновлении своего выхода должны были представлять очередные номера в цензуру накануне выхода к 11 часам вечера, и цензор мог задерживать номер по своему усмотрению. «Правила» фактически предусматривали запрет на публикации революционеров и эмигрантов, поскольку по требованию Министерства внутренних дел редакции были обязаны сообщать имена авторов статей, помещенных под псевдонимом.
В результате такой политики уже в 1883—1884 годах перестали выходить все радикальные и значительная часть либеральных изданий. Даже выпуск таких, вполне лояльных к правительству буржуазных изданий, как газеты «Голос», «Телеграф», «Курьер», журнал «Русская мысль» приостанавливался на длительные сроки. В апреле 1884 года был закрыт демократический журнал «Отечественные записки».
Наряду с печатью удары реакции были направлены и на школу. В ноябре 1882 года Министерство народного просвещения издало специальный циркуляр, в котором отмечалось, что за последнее время в средней школе произошли «крупные коллективные беспорядки», а отдельные ученики
18
поддались «влиянию преступной пропаганды». В связи с этим предписывалось строго выполнять все распоряжения по дисциплинарной и воспитательной части, что предполагало усиление надзора за учащимися. Вся сеть церковноприходских школ была передана непосредственно в ведение Синода.
Были приняты меры для ограничения доступа в среднюю школу детям трудящихся и евреев. 5 июня 1887 года был издан циркуляр, получивший тогда в кругах прогрессивной общественности название циркуляра о «кухаркиных детях». Он рекомендовал принимать в гимназии и прогимназии …«только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними дотошном надзоре». Это должно было, по замыслу авторов, затруднить доступ в среднее звено образования «…детям кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат». С этой же целью была повышена и плата за обучение.
В тиски полицейского режима зажималась и высшая школа. Новый университетский указ 1884 года полностью ликвидировал автономию университетов и отдавал их во власть министра и попечителя учебного округа. Все выборные по уставу 1863 года должности — ректора, деканов и профессоров — подлежали замещению по назначению, причем при назначении того или иного лица учитывались не только профессиональные качества и заслуги, но и политическая благонадёжность. Соответственно сужались права ученых коллегий, советов и факультетских собраний.
Ближайшим помощником ректора в организации и проведении внутреннего режима выступал инспектор, призванный наблюдать за поведением студентов не только в здании университета, но и вне его. Введение специальной формы облегчало ‘наблюдение за ними.
1 См.: История СССР, часть вторая, раздел I, Россия в период промышленного капитализма. М., ,196й, с. 146.
19
ное, буржуазно-либеральное и революционно-демократическое.
Консерваторов представляла значительная часть дворянства, главным образом его аристократическое крыло, а также высшая чиновная бюрократия. Эти силы выступали против реформ, которые, на их взгляд, были слишком радикальными. Московское дворянство, например, вообще выступало за сохранение жалованной грамоты Екатерины II 1785 года, по которой дворянству устанавливались сословные привилегии.
Представители этого течения отстаивали незыблемость так называемой триады — самодержавия, православия и народности. Эти фундаментальные устои государства, по их мнению, были основой стабильности, мощи и величия России.
Либералы — это те представители дворянства, либерально-монархической буржуазии, разночинной интеллигенции, которые признавали необходимость реформ, ‘не затрагивающих основ самодержавной власти. Их социальная программа — освобождение крестьян при сохранении помещичьего землевладения и обязательном выкупе крестьянских наделов — преследовала и политическую цель: предотвратить возможные революционные потрясения.
Как политическое течение либерализм делился на два крыла — правое и левое. Лидеры правых либералов — Кавелин К. Д., Милютин Н. А., Чечерин Б. Н., Катков М. Н. (позднее консерватор) выступали за сделку с «верхами» на основе сохранения и частичного реформирования абсолютной монархии.
Представители левого крыла выступали за отмену сословных привилегий и созыв Земского собора, за расширение прав органов местного самоуправления и установление в России буржуазных свобод — свободы слова, печати, совести и т. д.
В 90-е годы XIX века размежевание внутри либерального движения стало более заметным. Левые либералы радикального толка из числа земских деятелей во главе с Петрункевичем И. И. стали уже исповедовать идеи конститу —
22 ционализма и стремились объединить вокруг себя сторонников этой идеи.
К началу 60-х годов сложилось и революционно-демократическое течение, родоначальником которого был В. Г. Белинский. Социальной основой этого течения была так называемая разночинная интеллигенция.
Революционные Демократы являлись продолжателями революционных традиций дворянских революционеров, Выдающимися идеологами революционеров-демократов были А. И. Герцен, Н. А. Добролюбов, Д. И. Писарев и др. Общепризнанным вождем нового поколения революционеров был Н. Г. Чернышевский — человек необычайно широкой эрудиции, беспредельно веривший в ‘идеалы революции.
До середины 60-х годов в русской революционной демократии существовало два центра: один в Лондоне при журнале «Колокол», издаваемом А. И. Герценом и Н. П. Огаревым, второй — вокруг журнала «Современник», душой которого были Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов.
Подъем революционного движения ускорил возникновение объединенной тайной организации для руководства борьбой против царизма. Окончательно она оформилась в 1861 году и с 1862 года стала называться «Земля и воля». Возглавлял организацию «Русский центральный народный комитет», находившийся в Петербурге. Из наиболее активных деятелей «Земли и воли» следует отметить братьев Сер-но-Соловьевичей, Н. Н. Обручева, В. С. Курочкина, Н. И. Утина, А. А. Слепцова. Активно содействовали организации А. И. Герцен и Н. П. Огарев. Местные отделения «Земли и воли» были созданы в Москве, Саратове, Казани, Нижнем Новгороде, Перми, Туле и др. городах России. Военной организацией «Земли и воли», находившейся в Польше, руководил русский офицер Андрей Потебня.
Программа требований революционной демократии предусматривала установление республиканского строя, передачу земли крестьянам, расширение прав органов местного самоуправления, равноправие женщин.
23 Идейной основой деятельности революционных демократов была теория общинного крестьянского социализма, родоначальником которой был А. И. Герцен. Революционные демократы считали, что Россия, в отличие от Западной Европы, может миновать капиталистическую стадию развития и при помощи крестьянской общины перейти к социализму.
Нельзя ‘не заметить, что их взгляды на социализм были утопическими. Однако революционные демократы были на голову выше социалистов-утопистов Запада: они рассматривали народ как главную силу общественного развития и считали, что путь к социализму лежит через крестьянскую революцию.
Революционные демократы настойчиво и целеустремленно искали пути и средства борьбы с самодержавием. Они хорошо видели язвы капитализма, но в условиях еще незрелых капиталистических отношений не смогли найти правильного выхода,
К революционно-демократическому лагерю примыкали и народники 70-х годов. В этот период они занимали ведущее положение в революционном движении. Выдающимися представителями революционного народничества являлись А. Желябов, С. Перовская, Н. Кибальчич, В. Фигнер и др. В 1876 году народники создали свою организацию «Земля и воля», позаимствовав название организации революционеров-демократов, распущенной ими в 1864 году, когда полицейские преследования и наступление реакции пресекли ее деятельность.
Что же это за течение, какова его основа? Народничество — это мелкобуржуазное, крестьянское направление в революционном российском движении. Социально-экономической основой народничества являлась незрелость общественных отношений России, слабость пролетариата и преобладание ‘в стране крестьянства.
Идейной основой народничества была также теория крестьянского социализма. Как и революционные демократы, они верили в самобытность развития России, идеализировали крестьянство, недооценивали революционную роль пролетариата, а общину считали ячейкой будущего социа —
24 лизма. Но в отличие от революционных демократов они отрицали роль народа как главного творца истории и чрезмерно преувеличивали роль личности. Особенно рельефно субъективный идеализм этих взглядов проявился в народнической теории героев и толпы.
По своим тактическим взглядам и взглядам на революцию народничество не было однородным. Оно делилось на три основные группы: пропагандистов, анархистов-бунтарей н террористов.
Пропагандисты, общепризнанным лидером которых был П. Лавров (1823—1900 гг.) выступали за ведение длительной социалистической пропаганды среди крестьянства в целях подготовки его к революции. Они шли в народ, селились в деревнях, где работали в качестве врачей, учителей или сезонных рабочих. Наибольший размах «хождение в народ» получило в Поволжье. Здесь, по мнению народников, как нигде в России, был жив вольнолюбивый дух крестьянства, сохранившийся со времен Разина и Пугачева.
Местом деятельности целого ряда выдающихся народников был и наш край. В 1870 году Мария Апполоновна Тургенева, в прошлом жена богатого помещика, добилась открытия в Ставрополе народной школы, в которой сама и преподавала. Позднее она открыла еще несколько школ в селах Ставропольского уезда, а весной 1872 года организовала учительские курсы, на которых по ее приглашению преподавала С. Перовская.
Летом 1874 года царское правительство нанесло жесточайший удар «хождению в народ». Массовые аресты молодежи, начавшиеся в Поволжье, прокатились по многим уездам России. Было арестовано и привлечено к следствию свыше 700 человек.
Понеся большие потери и убедившись в неэффективности своей деятельности среди крестьян, многие народники-пропагандисты, в том числе и сам Лавров, принимают общую для подавляющего большинства народников конца 70-х годов тактику революционного заговора и индивидуального террора.
25 Большим влиянием в народническом движении пользовалось анархистско-бунтарское «направление во главе с М. А. Бакуниным (1814—1876 гг.) — личностью выдающейся и противоречивой. Его политические взгляды представляли собой причудливое смешение самых разнообразных идей: бунтарских и реформистских, утопических и революционных. Но при всей этой эклектике им высказаны »и такие взгляды ‘на революцию и организацию власти, которые заслуживают пристального внимания и в наше время. Это, прежде всего вопрос о самоуправлении народа, идущего снизу вверх, о роли автономии в решении национального вопроса, о кооперации и др.
Не следует также забывать, что Бакунин был непримиримым противником всякого угнетения ‘и насилия, фанатично преданным идеалам свободы, равенства и братства. Рассматривая революцию как всеобщее разрушение старого, бакунисты выступали против какой-либо подготовки революции, считая, что крестьянство России готово к восстанию и его надо только взбунтовать, «зажечь спичку».
Как и «народники-пропагандисты, бакунисты тоже «ходили в народ», »но в отличие от них вели так называемую «летучую пропаганду», то есть призывали крестьян к всероссийскому бунту против царя и помещиков.
Идеи анархизма не нашли понимания у крестьян. Бывали случаи, когда крестьяне сами вылавливали и отводили в полицейские управы пришлых людей, «высказывающих хулы против царя».
Часть народников во главе с П. Ткачевым (1844— 1885 гг.) отстаивала тактику заговора и террора. Они считали, что царизм не имеет опоры в массах и поэтому достаточно уничтожить правящую верхушку, чтобы решить все вопросы революции.
Как и все народники, террористы связывали будущее страны с крестьянством, но в отличие от остальных отрицали его решающую роль в революции. Они считали, что исторический переворот может совершить только интеллигенция, организованная в партию.
26 Одним из направлений народничества в конце 60-х — «начале 70-х годов »была так называемая нечаевщина. Лидер этого движения С. Нечаев (1847—1882 гг.) выступал как анархист-бунтарь крайнего направления. Но ему были не чужды и заговорщицкие (бланкистские) взгляды.
С. Нечаев и созданная им осенью 1869 года конспиративная организация «Народная расправа» в своей деятельности исповедовали чудовищный по своей безнравственности принцип: для достижения своих целей хороши все способы и средства. Нечаевщина, как политическое явление, была ничем иным, как смесью революционного фанатизма, политического авантюризма и 1иезуитства.
«Народная расправа» была очень быстро разгромлена полицией. Нечаев бежал за границу, но в 1872 году был выдан России швейцарскими властями и в 1873 году приговорен к 20 годам каторги. Умер он в Алексеевском равелине Петропавловской крепости после 10-летнего заключения.
Неудача «хождения в народ» и попыток поднять крестьян на революцию породила оживленные споры в среде народников. Они велись вокруг вопроса о путях дальнейшей борьбы. В 1879 году разногласия привели к расколу «Земли и воли». Одна ее часть во главе с Г. В. Плехановым создала организацию «Черный передел», которая по-прежнему придерживалась тактики пропаганды социалистических идей и передела земли, а другая часть во главе с А. Желябовым— партию «Народная воля», развернувшую непримиримую террористическую борьбу против царизма.
Высшей точкой в деятельности этой группы народников стало убийство Александра II. Этим актом народничество практически исчерпало себя. Начался его глубокий идейный кризис. Часть народников продолжала безуспешные попытки цареубийства. К ним принадлежал и брат В. И. Ленина Александр Ульянов, который принимал участие в покушении на нового царя 1 марта 1887 года. Большинство же народников встало на путь отказа от революционной борьбы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *